Вход

Изображения в галерее

808_55.jpg
811_26.jpg
811_93.jpg

Житие святого отца нашего Феодора, епископа Едесского, часть 1


     В городе Едессе1 был муж, по имени Симеон, имевший жену Марию. Оба они были благочестивы, боялись Бога и свято исполняли Его заповеди. Так как они были богаты, то творили большую милостыню. У них родилась только одна дочь, и им очень хотелось иметь дитя мужеского пола. Посему они путешествовали по разным церквам Божиим, постились и молились, испрашивая себе у Бога сына.
     Однажды в святую четыредесятницу, именно в субботу первой недели великого поста, когда празднуется память святого великомученика Феодора Тирона, оба они пришли с приношениями в церковь святых апостолов к утрени. За службой на них обоих в одно время нашла какая-то дремота и они, каждый в отдельности, удостоились такого видения. Видели они стоявшего в церкви святого апостола Павла2 со святым великомучеником Феодором Тироном. Святой великомученик говорил святому апостолу, указывая перстом на Симеона и Марию: «Вот эти люди, ученик Господень, горячо просят Бога о даровании им дитяти мужеского пола. Исходатайствуй же им у Бога, чтобы их просьба была исполнена и чтобы их жертвы на храмы и их милостыня нашли себе воздаяние».
     И видели они, что апостол кладет им на руки младенца мужеского пола, говоря: «Вот, у вас уже есть сын!» Великомученик же сказал: «Да будет имя ему Феодор, ибо, поистине, младенец этот будет даром Божиим»3.
     После этого видения и по окончании утрени, они рассказали друг другу свои видения и дивились тому, что обоим представилось одно и тоже. Они возблагодарили Бога, видя в этом предвещание о зачатии сына и с радостию вернулись домой. Когда же Мария зачала, то соблюдала себя в полном воздержании, как носящая в себе того, кто должен был сделаться сосудом Святого Духа.
     Когда исполнилось время, у них родился сын, которому они нарекли имя Феодор, согласно с волею великомученика, и которого просветили святым крещением. Дитя выросло, и родители отрока отдали его учиться. Но отрок был неспособен к учению — у него была слаба память, и он не скоро запоминал уроки. В этом, однако, оказалось особое действие Промысла Божия, Который хотел, чтобы отроку преподана была мудрость не людьми, а благодатию Господней. Отрок часто получал выговоры и от родителей и от учителей, а сверстники его смеялись над ним, и он через некоторое время пришел к мысли просить вразумления у Бога. Он стал часто ходить в церковь и усердно молиться.
     Однажды, по действию божественного вдохновения, в воскресный день перед святою литургиею он пришел в церковь и, войдя в алтарь, спрятался под святым престолом. Никто не заметил этого; архиерей начал совершать святую службу, отрок же Феодор заснул там и проспал до конца литургии. И было ему во сне такое видение. Он увидел какого-то отрока, по-видимому сверстника ему по годам, блиставшего как солнце, который кормил его медовым соком и, давая ему в руки пастырский жезл, благословлял его. После этого видения Феодор воспрянул от сна и вышел из-под престола. Архиерей же и бывшие с ним в алтаре, увидев его, удивились и спрашивали его, как он там очутился. Он рассказал им о себе все и о том, какое ему было видение. Архиерей пришел в страх и тотчас причислил отрока к своему клиру, поставив на должность чтеца. С того времени Феодор стал сообразителен и способен к учению, превосходя разумом не только сверстников, но и старших себя.
     Он преуспевал и в духовных и в светских науках, каким он обучался у известного тогда в Едессе учителя философии, по имени Софроний, в краткое время прошедшего с Феодором все науки.
     Когда Феодору исполнилось восемнадцать лет от роду, отец его Симеон преставился ко Господу, а потом через год отошла ко Господу и Мария, мать Феодора. Последний же роздал доставшееся ему от родителей большое имение нищим, выделив только одну часть своей замужней сестре. Сестра эта имела сына Василия, который сподобился сана епископа в городе Емессе и был писателем сего жития преподобного Феодора.
     По смерти родителей, двадцати лет от роду блаженный Феодор отправился в Иерусалим. Поклонившись гробу Господню и обойдя все святые места, он прибыл в лавру преподобного Саввы4, которая в то время была управляема аввою Иоанном, и, приняв там ангельский образ, упражнялся в постнических подвигах и проходил всякие труды иноческого послушания, неленостно в течение двенадцати лет участвуя во всяких монастырских сложениях. Потом он упросил настоятеля, чтобы он повелел ему пребывать одному в безмолвии, в отдельной келии, и, получив такую келию, проводил время в безмолвии, служа Богу. Пищу его составлял небольшой кусок хлеба — по закате солнца и немного воды, и то не всякий день. Иногда он по два и по три дня оставался без пищи, много раз и на долгое время удалялся в иорданскую пустыню, где без хлеба и без воды проводил дни и ночи, только все время молясь как бы бесплотный, и потом возвращался снова в свою келию. Двадцать четыре года он провел в таких постнических подвигах, и вот о такой его подвижнической жизни услыхал один родственник его юноша из города Едессы, по имени Михаил, который и пришел к Феодору, желая подражать его добродетелям. Феодор принял его, постриг и держал его при себе как ученика, спостника и сподвижника. Михаил же научился плести корзины, блюда и другие предметы, которые, по приказанию учителя, носил на продажу во святой город Иерусалим, а вырученные за продажу деньги приносил своему духовному отцу, Феодору, который отсылал их в лавру, чтобы не даром брать из обители пищу.
     В те времена Палестина и Финикия были уже подвластны не греческим царям, а сарацинам5; ибо, по попущению Божию за грехи тамошних жителей, они подчинены были царям сарацинским. Христиане сохраняли себе жизнь и свободу веры только большими данями. Но верующих Господь в то же время и утешал, творя у святого гроба знамения и чудеса, которыми заграждались уста хулителей Христовых, агарян. Многие старейшины арабские издалека приходили в Иерусалим, чтобы видеть гроб Христов, и здесь воздавали почести христианскому патриарху и прочим святителям, а жителям Иерусалима оказывали разные милости. В то время царь сарацинский Адрамелех с женою своею, Сеидою, отправился из Вавилона6 в Иерусалим, чтобы видеть гроб Христов и совершавшиеся при оном чудеса. Адрамелех был человек кроткий, не желавший обижать христиан — хотя и брал с них дани. Он любил побеседовать о вере с людьми учеными и говорил при этом согласно со своими народными понятиями. Когда он еще оставался во святом граде, блаженный Михаил, ученик и родственник преподобного Феодора, по повелению его пришел во святой град продавать свое рукоделие и жил в находившейся в городе гостинице монастыря преподобного Саввы. Сначала он пошел поклониться гробу Христову и святой Голгофе7, а потом вышел на торг с рукоделием. Тут его встретил евнух царицы Сеиды. Увидев хорошие корзины и блюда, он удивился такой красивой работе и сказал ему: «Ступай, юноша, за мною — ты получишь хорошую цену за все твои вещи».
     Михаил последовал за ним, как незлобивый агнец до дверей дома новой египтянки8. Евнух доложил царице, что один монах продает очень красивые вещи, и царица тотчас же велела ввести монаха к себе. Когда блаженный Михаил вошел к ней, дурная женщина почувствовала нечистую страсть к юному иноку. Он, в самом деле, был красив лицом, статен; борода у него чуть пробивалась, он был тонок и бледен от постоянного поста, а кроме того в его внешнем благообразном виде отражалась внутренняя красота его добродетельной души. Вперив в него взор, царица разгоралась страстию и стала спрашивать его, кто он и откуда?
     Он же отвечал:
     — Я убогий монах из лавры святого Саввы.
     Царица сказала ему:
     — Я вижу, юноша, что ты бледен и худ; мне жаль тебя и я хотела бы сделать для тебя добро. Если ты раб чей-нибудь, я освобожу тебя; если пленник, я выкуплю тебя; если болен, я вылечу тебя; если нищ, я обогащу тебя.
     Целомудренный Михаил, слыша ее льстивые речи, понял ее лукавые намерения и, обратившись сердцем к Богу и возведши духовные очи к Нему, молился в уме такими словами: «О, Владыко Человеколюбче, спаситель плененных и надежда отчаявшихся! Ты, избавивший пророка Твоего Даниила от челюстей львиных (Дан 14,37—52), избавь и меня в настоящий час от этой злой львицы, хотящей поглотить душу мою и свести ее живою во ад!»
     Потом он сказал царице:
     — Я некогда пленен был любовию к миру, но Владыка мой Христос избавил меня от этого Своею благодатию. Я был рабом греху, но Господь мой, принявший на Себя образ раба, освободил меня. Он нашел меня больным, и взял немощи мои и сделал меня вполне здоровым. Был я нищ и убог, но Сын Божий, имеющий безмерное богатство, ради меня стал нищ и несказанно обогатил меня, так что я ни в чем теперь не нуждаюсь и не требую твоего. Я имею сам богатство, здоровье, свободу и, по милости Спаса моего, у меня много всяких благ.
     Бесстыдная женщина продолжала прельщать его любодейными словами:
     — Юноша, если ты будешь мне другом, то многими благами насладишься, многие будут тебе завидовать и ты над многими будешь господином.
     Святой Михаил отвечал:
     — Я люблю Владыку моего Христа, возлюбившего меня и Предавшего за меня Свою жизнь, и хочу любить Его всей душою. Друзья мои — чины небесных ангелов и лики всех святых, проводивших на земле равноангельское житие. Они блистают несказанною красотою и благолепием, и я не хочу иметь общения с тобою.
     Тогда царица Сеида начала грозить ему:
     — Если ты не исполнишь моего желания, то я предам на муки твое тело и велю покрыть его ранами.
     Инок отвечал:
     — Я стараюсь исполнять волю моего Господа, твоей же воле ни в каком случае не стану повиноваться. Если же ты предашь мое тело мучениям и пытке, то этим только исходатайствуешь вечное блаженство для души моей. Знай, что ни обещаниями ты не заставишь меня исполнить твое желание, ни мучениями не запугаешь.
     Царица сказала:
     — Окаянный! Скольких благ ты лишаешь себя! Почему ты не исполняешь моего желания? Разве я не красива? Разве я не мила тебе и не возбуждаю в тебе страсти?
     Преподобный отвечал:
     — Ты не только некрасива, но чрезвычайно противна, безобразна и гнусна. Ты достойна не любви, а ненависти!
     Тогда нечестивая царица, исполнившись чрезвычайною яростью, повелела растянуть на земле целомудренного инока и бить без пощады палками. Долго она мучила его, а потом послала в узах к царю с таким письмом:
     — Этот мерзкий монах осмелился уничижать меня грубою бранью. Если ты оставишь его в живых, то увидишь меня мертвой.
     Царь, прочитав ее письмо, решил исполнить ее желание, чтобы не огорчить ее, но сначала сам захотел увидеть инока и приказал привести его к себе.
     Когда преподобного привели к царю, он не захотел преклониться перед ним, как было в обычае при представлении царю и вельможам, но стоял прямо, мужественно выставляя на вид свою внутреннюю доблесть и неповиновение врагам. Царь же, с яростью глядя на него, сказал:
     — Горделивый монах! Что ты имеешь сказать по поводу совершенной тобою дерзости? Но я думаю, что тебе и сказать нечего!
     Страстотерпец отвечал:
     — Царю прежде всего нужно иметь три добродетели: страх Божий, правосудие и милостивое долготерпение к виновным.
     Услышав такие слова, царь успокоился и, повелев развязать Михаила, спросил его, откуда он.
     Он же сказал:
     — Родом я из города Едессы, а теперь я инок лавры святого Саввы.
     Когда же царь спросил о преступлении, в каком его обвиняли, то святой сказал:
     — На мне исполнилась известная притча: некто, случайно, наткнулся на змия василиска, который одним взглядом умерщвляет людей. Убегая от него, он встретился со львом, и ему лучше казалось остаться со львом, чем с ядовитым змием василиском, умерщвляющим одними глазами.
     Царь понял смысл притчи и его невинность. Юноша понравился ему и своею красотою и своим благоразумием, и он захотел уговорить его оставить христианскую веру и обратить в свою.
     У него был один еврей, ученый и красноречивый, которого он позвал к себе и при котором он начал говорить иноку следующие слова:
     — Я жалею тебя и щажу твою юность, видя твой разум. Послушайся же моего совета или даже приказания — отступи от Христова учения, откажись от христианской веры и присоединись к моей. Тогда ты будешь мне вместо сына и я поставлю тебя выше всех князей и властителей и сделаю тебя управляющим всем моим имением.
     Преподобный Михаил, возведя очи к небу и вздохнув из глубины сердца, сказал:
     — Да не будет того, о, Христос, Царь мой, чтобы я отступил от Тебя, Бога моего, хотя бы мне пришлось претерпеть многочисленные муки.
     Адрамелеху же он сказал:
     — Царь! Я раб Отца и Сына и Святого Духа, единого нераздельного Божества. Так я исповедую и от своего исповедания не отступлю, но всегда пребуду в нем!
     Царь сказал ему:
     — Что же? Тебе, значит, нравится оставаться в том ничтожном звании, в каком ты находишься?
     Святой отвечал:
     — Эта иноческая одежда украшает меня гораздо больше, чем тебя твои царские одеяния.
     Царь сказал:
     — Я хорошо изучил свои книги, прочитал также и ваше христианское писание, которое вы называете Евангелием. Но ни там, ни здесь я не нашел заповеди, которые бы повелевали гнушаться брака и мяса.
     Святой отвечал:
     — Жизнь христианская имеет два вида — жизнь иноков и мирян. Мирянам благословляется вступать в брак и вкушать мясо: в этом для них нет греха, если только они свято будут соблюдать другие Христовы заповеди. Но нам, отрекшимся от мира и обещавшимся пребывать в девстве, не подобает вступать в брак, ибо учитель язычников, апостол Павел сказал: Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене (1 Кор 7,32—33), вступающий в супружество поступает хорошо, а не вступающий в супружество поступает лучше (1 Кор 7,38). Итак мы, желая угодить Единому Господу нашему Иисусу Христу, избрали лучший путь жизни — безбрачие. Мы не вкушаем и мяса, но не потому, что считаем его оскверняющим, а ради воздержания. Павел говорит: Ибо Царствие Божие не пища и питье, но праведность и мир (Рим 14,17) и другие добрые дела, как и пост со святостью.
     Царь сказал:
     — Павел обманул вас!
     Но святой отвечал:
     — Не обманул, но освободил от заблуждения и указал путь к тем благам, ибо не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог, любящим Его (1 Кор 2,9). Если же ты, царь, действительно хочешь узнать обманщика и предтечу антихриста, то такой обманщик — Магомет, который ввел в заблуждение все племя сарацинское и даже на Персию излил яд своего нечестия.
     Еврей же, стоявший близ царя, сказал святому Михаилу:
     — А ваш Павел разве был не еврей?
     Святой отвечал:
     — Хотя он был и еврей, но, по Господню повелению, он отменил сень Ветхого Завета и благовестил истинную благодать, о которой предсказывали в Ветхом Завете пророки.
     Еврей сказал:
     — Как ты мог научиться у Павла, которого ты и не видел вовсе? Научись лучше у меня; ведь ты меня и видишь и слышишь.
     Михаил сказал:
     — Если ты станешь учить, как и он, то я послушаю тебя, Если же ты вводишь противное его учению, то я бегу от тебя как от змия, ибо Павел сказал: Кто благоветствует вам не то, что вы приняли, да будет анафема (Гал 1,9).
     Царь сказал:
     — Почему вы не хотите признавать пророка Магомета? Разве он не о Боге проповедовал сарацинам, арабам и персам? Не сокрушал ли он идолов и не учил ли добродетельной жизни?
     Святой отвечал:
     — Если кто-нибудь выведет человека из темницы и заключит его в другую мрачную темницу, то разве он этим сделает тому человеку благодеяние? Не обманул ли он его, переведя из одной тьмы в другую? Так с вами поступил и ваш Магомет. Мы же знаем, что к свету ведет только один истинный, верный путь — я говорю о правой вере в Отца и Сына и Святого Духа, Бога Единого в Трех Лицах.
     Царь сказал:
     — Ты считаешь себя разумным и красноречивым, но ведь нас двое, а ты один, и победа, конечно, останется за нами.
     Святой отвечал:
     — Вас не двое, а трое, и все вы будете побеждены одним, по силе Христовой.
     Царь спросил:
     — Мы беседуем с тобою двое — я и еврей. Как же ты двоих называешь тремя? Кто у нас третий?
     Святой отвечал:
     — Посреди вас невидимо находится ваш учитель — диавол.
     Царь разгневался на такие слова, но все-таки сдерживал свою ярость, надеясь словами победить воина Христова, и сказал ему:
     — Брось свое многословие и покорись мне. Исповедуй, что Магомет — пророк и посланник Божий, и ты будешь мне вместо сына и получишь возможность наслаждаться разными удовольствиями.
     Святой сказал:
     — Признаешь ли ты, царь, Бога и Божие Слово?
     Царь отвечал:
     — Да, признаю!
     Святой сказал еврею:
     — Признаешь ли ты, что словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его — все воинство их (Пс 32,6)?
     Еврей отвечал:
     — Да, это так!
     Тогда, исполнившись духа Христова, проповедник Христов сказал им:
     — Вот вы сами свидетельствуете об истине, хотя и не веруете, как следовало бы. Я же ни в каком случае не стану слушать ложных учений, но остаюсь при том, что сказал: Магомет не пророк и не посланник Божий, а обманщик, лжец и предтеча антихриста. Ты же, еврей, твердо знай, что Христос уже пришел в мир, через непорочное рождение от Пречистой Девы и потому тебе уже нечего ожидать рождения Его по плоти. Тот же, кого ты ждешь, будет мерзкий антихрист, который смутит всю вселенную, а Магомет обманщик — предтеча этого антихриста!
     Присутствовавшие при этом споре персы и сарацины приходили в ярость от речей святого, а христиане радовались, говоря друг другу:
     — По благодати Христовой, инок победил!
     Царь же, разгневавшись на еврея, сказал ему:
     — Напрасно я взял тебя в помощники себе — я никакой помощи от тебя не получил!
     Он прогнал его от себя, сказавши:
     — Я и один одолею монаха и обращу его на свою сторону.
     А святой Михаил, полный радости, сказал:
     — Вот уже один, силою Христа моего, побежден и бежал со стыдом; осталось еще двое, но скоро и они будут побеждены, ибо мой Заступник непреоборим и непобедим!
     После этого царь сказал страстотерпцу:
     — Одно из двух остается тебе, монах, или подчиниться мне и принять нашу веру или же умереть во цвете лет страшной смертию.
     Святой сказал:
     — Царь! Прошу у тебя чего-нибудь из трех: или отпусти меня к моему старцу, или отошли меня ко Христу моему, поразив меня какою хочешь смертию, или стань христианином и будь в общении с нами!
     Царь, не будучи в силах выносить его дерзновенных речей, чрезвычайно разгневался и повелел поставить мученика на горячие уголья босыми ногами. Страстотерпец однако стоял недвижимо на горячих угольях, никем не поддерживаемый, мужественно перенося жар огня, из-за любви ко Христу, и даже воспевая псалмы Давидовы. Долго стоял он в таком положении и, наконец, царь приказал снять его с угольев и подать ему чашу с ядом. Мученик взял чашу, прочитал символ веры — верую во Единого Бога — до конца, оградил себя крестным знамением и выпил яд без всякого для себя вреда. Царь пришел в удивление и велел привести из темницы одного из осужденных на смерть преступников и дать ему такого же яду. Когда преступник выпил чашу с ядом, то со страшным криком тотчас же испустил дух, и тело его тотчас же разложилось, тогда как святой Михаил оставался цел и невредим. Тогда все бывшие там христиане исполнились великой радостью и единогласно прославляли Бога. Сарацины же, чувствуя глубокий стыд и считая все происшедшее поруганием над своею верою, кричали царю, чтобы он или умертвил того монаха, или же отдал приказ об истреблении всех христиан. Царь, из угождения сарацинам, приказал вывести мученика за город и мечом отрубить ему голову. И выведен был мученик на смерть, а толпы сарацин и христиан последовали за ним до места казни.
     Пришедши на означенное место, мученик стал лицом к востоку и, воздвигши очи и руки к небу, молился так: «Владыка Вседержитель, Вышний, Безначальный, Присносущный, Создатель всякой твари, Царь царствующих и Господь господствующих! Благодарю тебя за то, что Ты сподобил меня окончить подвиг. И ныне я умоляю Твою благость: пусть не прикоснется ко мне рука диавола и пусть не ввергнет он меня в глубину погибели, но через святых Твоих ангелов возьми мою душу и введи меня в обители успокоения. Тебя, Господи, я возлюбил, и Тебя пою и величаю Отца и Сына и Святого Духа, — Единое Божество и Царство, ибо Тебе принадлежит слава во веки. Аминь».
     Помолясь так и простившись с верующими, он преклонил под меч свою голову и скончался, будучи усечен мечем9. Христиане же воссылали славу Богу, подкрепившему Своего мученика.
     Иноки, обитавшие в монастырской гостинице святого Саввы, в Иерусалиме, хотели взять тело мученика и отнести его в лавру, но христиане, жившие в Иерусалиме, воспротивились этому, говоря: «Здесь он страдал, здесь его нужно и положить, чтобы тело его было святыней и сообщало благословение верующим». Иноки же, наоборот, говорили, что он получил воспитание в пустыне, что он — чадо преподобного отца Саввы и что его не следует хоронить где-нибудь, кроме лавры. Долго они спорили между собою, и о споре их весть дошла до самого царя, который присудил, чтобы тело мученика было взято иноками, которые после этого взяли оное и принесли в гостиницу.
     В тот же день преподобный Феодор имел откровение о святом Михаиле и, пришедши в церковь, сказал авве и братиям: «Ныне брат наш Михаил совершил в городе мученический подвиг».
     Авва тотчас послал братию, чтобы перенести с почестями в лавру тело мученика. Они пошли и принесли его оттуда ночью, чтобы сарацины не нанесли какого оскорбления телу мученика. Господь же явил чудо над мощами Своего раба: с неба сошел огненный столп и шествовал впереди несших тело мученика, осиявая их. Некоторые из граждан, которые в ту ночь не спали, также видели, как оный столп шел по направлению к лавре и освещал ту местность.
     Преподобный Феодор вышел навстречу мученику, источая обильные слезы, которые вызваны были частию сожалением, частию радостию. Он плакал о святом Михаиле как об ученике и родственнике своем, и радовался тому, что его любезный сожитель сподобился мученического венца. Также и авва лаврский со всею братией вышел навстречу со свечами и кадилами, воспевая песнопения в честь мучеников. Так внесли они тело святого Михаила в церковь.
     В то время в лавре был один больной инок, по имени Георгий, который три года лежал в болезни и которого преподобный Михаил часто навещал. Этот расслабленный услышал о кончине Михаила и стал просить братию, шедшую в церковь, чтобы и его снесли туда же, дабы он мог увидеть мученика, бывшего для него любимым братом. Но никто не обращал внимания на него и все проходили мимо. Тогда больной от сильного огорчения прослезился и сказал: «Брат Михаил! Если ты обрел благодать у Бога и получил дерзновение ходатайствовать перед Христом, то вспомни и обо мне, твоем друге, и испроси для меня, расслабленного, силу, дабы я мог придти и увидеть тебя и воздать тебе целование о Господе».
     Только что он сказал это, как тотчас же внезапно почувствовал себя крепким, и тот, кто не мог повернуться, лежа на одре, встал с одра здоровым. Он пришел в церковь, припал к телу мученика и лобызал его со слезами, говоря: «Поистине, любезный брат мой, ты имеешь великое дерзновение перед Христом; поистине совершенную любовь явил ты мне, страдальцу: ты и при жизни своей много послужил мне, недостойному, и, отойдя ко Христу, вдруг даровал мне неожиданное здравие». Братия же, воспевши обычные погребальные песнопения, положили мученика во гробнице святых отцов прежде пострадавших10.
     Так окончил свою жизнь святой преподобномученик Михаил в 9 день месяца июля. Он являлся потом часто преподобному Феодору в ночных видениях, украшенный мученическим одеянием и венцом и озаряемый неизреченным светом. Он говорил: «Не скорби обо мне, отче, ибо я получил милость от Христа Бога моего, от Которого и тебе приготовлено воздаяние за преподанные тобою мне наставления».
     Здесь кончается речь о святом мученике Михаиле, и мы обращаемся снова к житию преподобного Феодора.
     Устрояющий все на пользу Господь, не восхотел более скрывать под спудом пребывания в пустыне такого светильника, каков был блаженный Феодор, который мог своею добродетельною жизнию принести пользу многим, и как свет светит миру. Поэтому Он поставил его на высокое архиерейское служение.
     Во святую великую четыредесятницу в Иерусалим прибыл святейший патриарх Антиохийский для поклонения животворящему гробу Христову и по делам своей Церкви. В это время, когда в Иерусалиме было два патриарха, кроме них еще много епископов из Иерусалимской и Антиохийской епархий, из города Едессы пришли в Иерусалим некоторые уважаемые представители духовенства и мирян, прося епископа для города Едессы, так как тамошний епископ скончался. Начали отыскивать человека, который бы был достоин того сана и престола, и святейший патриарх Иерусалимский, будучи руководим Духом Божиим, вспомнил о блаженном Феодоре и сказал: «Никто, по моему мнению, не ведет такой равноангельской жизни и в то же время не способен так к управлению церковными делами, как дивный в молчальниках Феодор, инок лавры преподобного Саввы».
     Палестинские отцы вполне согласились с таким отзывом патриарха о святом Феодоре, ибо все в Палестине хорошо знали о подвижнической жизни Феодора. Весь собор возрадовался, и тотчас патриархи послали за Феодором и нарекли его во епископа, хотя он с плачем отказывался от этого сана. Они повелели ему пройти обычные церковные степени и принять посвящение во иереи. Возрадовались и посланцы из Едессы об избранном для них епископе, так как слышали о его богоугодном житии и знали, что он — уроженец их города.
     Когда наступил великий четверток — день тайной вечери Христовой, оба патриарха служили со множеством епископов и при этом хиротонисали преподобного Феодора в епископы. Во время же посвящения совершилось великое чудо на виду у всех. Голубь, цветом белее снега, стал парить вверху церкви и потом сошел на главу поставляемого епископа. Видевшие это патриархи, епископы и священники дивились и прославляли Бога и говорили: «Поистине этот муж достоин святительского сана!» По совершении же посвящения, преподобный Феодор весь сиял благодатию как ангел Божий, и весь внешний вид его являл в нем совершеннейшего богоносца. В святую же и великую субботу, а также и в пресветлый праздник Воскресения Христова, он служил вместе с обоими патриархами, в понедельник же светлой недели он отправился в лавру прощаться со святыми отцами.
     Те и радовались, и плакали: радовались тому, что брат их сподобился святительского сана, плакали о том, что лишаются ближайшего общения с таким великим отцом. Плакал много и святой Феодор, покидая своих любезных друзей, свою отшельническую келию и вожделенное для него безмолвие, и, простившись со всеми, проливая слезы, возвратился во святой град. Потом, после Фоминой недели, по просьбе едессян, он отправился, не медля более, в Едессу. С ним был и Василий, писатель его жития, приходившийся ему племянником по сестре. Когда они достигли реки Ефрата и расположились на ночлег в палатках, поставленных на берегу, преподобный, сожалея о том, что должен был покинуть святой град и святую лавру, произнес слова псалмопевца: «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе» (Пс 136,1). Произнесши эти слова, он прослезился и задумал бежать, но едессяне, понявши его намерение, поставили стражей, чтобы не лишиться своего пастыря. И в ту ночь преподобному было видение. Некто явился ему и сказал: «Не уподобляйся ленивому рабу, который скрыл в землю данный ему от Господа (Мф 25,18) талант, но уподобляйся рабу, принявшему пять талантов и приобретшему десять, за что он и получил власть над десятью городами (Лк 19,16—17). Не отказывайся носить возложенное на тебя иго Христово!»
     После этого видения святой Феодор сказал: «Да будет воля Господня!» И отправился с едессянами, решив более не оставлять своего нового служения и уже не печалясь о выпавшем ему жребии.
     Когда они приближались к Едессе, то весь город вышел на встречу нового архиерея, и православные с неизреченною радостию приняли его. Возрадовался духом и святой Феодор, увидев здание соборной церкви в Едессе, по величине и красоте немногим разве уступавшее Иерусалимской церкви Воскресения Христова. Благословив всех, он припал к честной раке святых мучеников Гурия, Самона и Авива11 и прослезился. Таким образом святитель Христов принял престол свой (в то время в Греческой империи царствовал Михаил12 с матерью своею Феодорою) и стал усердно пасти врученную ему Богом паству и словом и делом, с одной стороны, питая ее богодухновенными учениями, с другой, наставляя на путь спасения примером своей добродетельной жизни. А так как в том городе было немало ересей — и несториева13, и Северова14, и Евтихиева15, и манихейская, то он печалился об этом и немало трудов положил на борьбу с еретиками, видя в них хищных зверей. И в православных святитель Христов возбуждал радость, а в еретиках досаду, и православные радовались тому, что у них был такой богомудрый пастырь и учитель, а еретики горевали и замышляли против него зло. Но он был тверд как адамант, и никакие нападения не могли лишить его мужества. Ему горько было смотреть на грешников, оставлявших истинную веру, но, с другой стороны, он радовался при виде мужей добродетельных и утвержденных в благочестии, и любил часто дружески беседовать с ними наедине.
     В то время близ Едессы, около монастыря святого великомученика Георгия16, в котором проводили постническую жизнь инокини, жил уважаемый всеми столпник, по имени Феодосий, муж высокой жизни, престарелый (ему было уже более ста лет) и имевший от Бога особый дар прозорливости. Преподобный епископ Феодор часто посещал его и, беседуя с ним как с искренним другом, находил в нем утешение. Столпник говорил ему: «Не ослабевай, служитель Господа, в трудах своих и пусть не кажется тебе тяжким иго Господне. Все для тебя окончится благополучно, и если многие из еретиков будут замышлять злое против тебя, то не будут иметь успеха в своих намерениях. Господь расстроит их планы, и они будут побеждены, посрамлены и изгнаны из дворов церковных».
     Эти слова столпника исполнились в свое время — об этом будет сказано впоследствии. Здесь же нужно сказать еще о частых духовных беседах епископа со столпником, в которых столпник сообщил много полезного епископу. Однажды он рассказал ему следующее.
     «Был, — говорил столпник, — в этом городе много лет тому назад один человек, по имени Адер, благородный и знатный и очень богатый, как в древности праведный Иов17. Он был ко всем милостив, нескудно подавал милостыню нищим и жертвовал на монашеские обители, и приходил часто ко мне побеседовать о предметах духовных. Он имел супругу и троих детей и был человек праведный, незлобивый, кроткий, смиренный, молод летами и крепкого здоровья. Один раз он пришел ко мне, по своему обычаю, и я увидел, что он очень печален. Я сказал ему: «Что ты печален, духовное мое чадо?»
     Он же, обливаясь слезами, отвечал: «Нагим я вышел из чрева матери моей, нагим должен отойти и в могилу. Ничего я из временного богатства и из суетной славы не унесу с собою. Давид сказал: Собирает и не знает, кому достанется то (Пс 38,7), не пойдет за ним слава его (Пс 48,18). Человек оставляет свое богатство чужим и иначе быть не может. И апостол говорит: Ибо проходит образ мира сего (1 Кор 7,31). Слышу как и Христос Спаситель наш восклицает: Кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником (Лк 14,33) и еще: Кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин меня (Мф 10,38). Поэтому, отче, я хочу все оставить по любви к Богу — и жену, и детей, и имение, и жить для Одного Господа, приведшего меня из небытия в бытие. Ты же дай мне свое отеческое благословение и один хлеб из твоей келии и помолись за меня!» Я подивился словам его и сказал ему: «Доброе у тебя, я вижу, намерение, но ты берешь на себя великий подвиг. Спасется тот, кто претерпит до конца (Мф 24,13), поэтому смотри, чадо мое, как бы тебе напоследок не раскаяться. Лучше вовсе не давать обета, чем, давши обет, не исполнить его. Но если ты исполнишь, то, конечно, блажен будешь, переменив временное на вечное».
     Он же сказал: «Да будет воля Господня!» После этого я помолился о нем и, давши ему один хлеб, отпустил его. А он, убежавши из мятежного мира, как из темницы, прибыл в Иерусалим, и помолившись усердно у гроба Христова и побывав во всех святых местах, ушел в лавру святого Саввы и принял иноческий чин, будучи переименован из Адера в Афанасия.
     Он проводил жизнь истинного инока, угодил Богу и отошел к Нему. Добродетельная же супруга его, по удалении его, долгое время оплакивала свое одиночество и нередко при этом обращалась к нему как бы видя его перед собою: «О, господин мой, — говорила она, — ты старался о том, чтобы спасти душу свою, а на меня одну возложил заботу о детях твоих. Да видит это Всевидящий Бог и пусть рассудит между мною и тобою!» Через некоторое время однажды ночью ей предстал в сновидении муж ее, с просветленным лицом и в белой блестящей одежде, и сказал ей: «Перестань плакать и жаловаться на меня. Вот я беру детей к себе, ты же старайся спасти душу свою». И мне в том же виде явился этот человек и сказал: «В монастыре, находящемся близ тебя, старейшая безмолвница через три дня отойдет ко Господу; ты устрой туда вместо нее мою супругу, чтобы она жила в ее келии, постясь и в полном уединении. Пусть останется при ней и младший ребенок, пока не возрастет. Он будет следовать по моим стопам и войдет на апостольский престол в Иерусалиме».
     После этого явления на третий день преставилась в том монастыре старая безмолвница, а потом скончалось и двое детей Адеровых. Остался только один, самый маленький ребенок, который также был болен и при смерти. Мать же, огорчаясь и лишением мужа и смертию двоих детей, видя, что и последнее ее чадо находится при смерти, в своей великой печали плакала горько, а потом, взяв на руки младенца, побежала ко мне, недостойному. На половине пути младенец на руках матери умер, и мать не знала, что делать в таком печальном положении. Случайно или, лучше сказать, по Божественному промышлению ее встретила одна блудница, и мать, тотчас положив к ней на руки мертвого ребенка, сама бросилась к ногам ее, умоляя ее со слезами, чтобы она помолилась за ребенка Богу. Блудница же, приведенная в изумление такою просьбою, сказала, что она явная грешница, повинна во многих преступных и скверных делах и потому не смеет обратиться к Богу с ходатайством, и не может даже поднять глаза свои на небо и открыть уста для молитвы. Мать же, как бы лишившаяся ума от печали, продолжала, обнимая ее ноги, просить ее. Тогда блудница, ставши лицом к востоку, вздохнула из глубины сердца и ударивши себя в перси и обливаясь слезами, начала молиться так: «Недостойна я, Господи, по множеству грехов моих воззреть на высоту небесную и своими скверными устами именовать Твое святое имя, но, подобно древней блуднице, плакавшей у ног Твоих (Лк 7,36—50), умоляю Твое человеколюбие — излей ныне на нас от Твоего благоутробия Твое милосердие! Та грешница просила прощения своих грехов, а я, не дерзая просить прощения своим бесчисленным беззакониям, молю об этом непорочном младенце, о чем просит меня с настойчивостию эта целомудренная раба Твоя. Жизнодавец, Спаситель всех! Даруй жизнь этому отроку. Если я, женщина с жестким и немилостивым сердцем, сожалею о нем, насколько более Ты, по самой природе Своей милостивый и человеколюбивый, милосердствуешь о Твоем создании!»
     О, неизреченное благоутробие Божие! Когда грешница помолилась таким образом, ребенок ожил. Явно грешную женщину, помолившуюся с сердечным сокрушением и смиренно исповедавшую грехи свои, Бог услышал и, по ее молитвам, воскресил умершего, предвидя ее будущее обращение и святую жизнь в будущем. Мать, увидя ребенка живым, чрезвычайно обрадовалась и воздала хвалу Богу, а грешница при виде такого чуда пришла в ужас и, не будучи в силах сказать ни одного слова, упала ниц на землю, испуская струи слез. Так дивен в делах Своих Бог! Он воскресил ребенка, утешил огорченную мать, блудницу расположил к искреннему раскаянию и приготовил Себе достойного раба для святительского служения. Этот воскрешенный ребенок стал потом патриархом Иерусалимским.
     Когда все это совершалось на пути, я смотрел со столпа и, по божественному откровению, увидел яркий свет, сошедший с неба и осиявший молящуюся грешницу, умершего ребенка и плачущую мать. Призвав к себе ученика, я послал его за обеими теми женщинами, и они, пришедши, рассказала мне все в подробностях, согласно с тем, что открыто было мне Господом. Супруга же Адерова говорила: «Рассуди, честный отче, между мною и супругом моим твоим духовным саном. Я вышла за него замуж, будучи непорочна, стала матерью троих детей, а он, без всякой вины с моей стороны, ушел неизвестно куда. Когда я много времени провела в слезах, он однажды явился мне во сне, будучи одет в светлое одеяние и сказал: «Вот, я беру младенцев к себе, а ты, если хочешь, спаси душу свою!» После этого видения двое детей моих умерли, а теперь он хочет взять и последнего и оставить меня умирать от тоски и сожаления. Если он делает так по твоему повелению, то пусть Бог рассудит между вами и мною!» Я же сказал ей: «Дочь, не печалься; твой сын не умрет, но останется жив и сподобится великой славы. Ты же, по совету твоего супруга, позаботься о спасении души твоей. Вот тебе приготовлена уединенная келия в монастыре близ меня. Одна богоугодная раба Христова, состарившаяся в постничестве, скончалась — будь ее заместительницей и подражай ее житию». На мое предложение женщина тотчас же согласилась, а потом и грешница со слезами стала умолять, чтобы и ее приняли как кающуюся и причислили к святым постницам.
     Через некоторое время обе те женщины, раздав нищим все свои имения, вступили в монастырь святых постниц, стали очень усердными инокинями и своими подвигами угодили Богу. Ребенок же воскресший, придя в возраст, отправился в Палестину и побывав в лавре святого Саввы узнал, что там проводил иноческую жизнь его отец. Он сам постригся здесь в иноки и, испросив себе отцовскую келию, долговременными постническими подвигами снискал себе уважение среди палестинских отцов. По Божию изволению, он возведен был на патриарший иерусалимский престол, в течении семи лет управлял мудро Церковью Христовою, а потом, совершив в непорочности путь свой, переселился в вечные обители».
     Этот рассказ дивного столпника доставил большое утешение святителю Христову Феодору, и он спросил у столпника:
     — Скажи мне, отец духовный, сколько времени ты живешь на этом столпе и вообще, прошу тебя, скажи, ничего не скрывая, Господа ради, все о своей жизни.
     Старец же, вздохнув из глубины сердца и прослезившись, сказал:
     — Ради имени Господня и по истинной любви скажу я все тебе, добрый пастырь словесного стада Христова, а ты сохрани в тайне это, доколе Господь не возьмет меня из этой жизни. Во дни юности моей я со своим старшим братом Иоанном отрекся от мира. Три года мы трудились в монастыре, а потом в нас пробудилось желание вести уединенную жизнь в пустыне. По совету своего духовного отца, мы ушли в лежащую около Вавилона пустыню и найдя там две недалеко одна от другой расположенные пещеры стали жить в них в уединении, каждый в своей пещере. Пищу нашу составляли зелень и древесные плоды, какие можно найти в пустыне, а в субботу и в воскресенье мы вместе совершали молитвы и пели псалмы; вкусив вместе обычной пустыннической пищи, мы снова расходились по своим пещерам, наедине молясь и размышляя о Боге. Ходя по пустыне, мы также старались не встречаться друг с другом, и только ангел Господень часто посещал и утешал нас в нашем уединении. Однажды, когда мы врозь ходили по пустыне, собирая растения, я увидел вдали своего брата, который, идя, вдруг остановился с удивлением, а потом, немного постояв на месте, оградил себя крестным знамением и перепрыгнул через находившееся перед ним место как бы через какую-нибудь сеть и быстро убежал в свою пещеру. Удивился и я такому поступку брата и пошел посмотреть, что заставило брата обратиться в бегство. Подойдя к тому месту, я увидел большое количество просыпанного золота и, сотворив молитву и снявши мантию, я собрал в нее просыпанное золото и едва донес его до пещеры, ничего не сказав об этом брату. Потом я отправился в город и купил хороший, крепкий дом с большими комнатами и с источником чистой воды. Там я устроил церковь и монастырь, собрал сорок монахов, завел странноприимный дом и больницу для успокоения странников и больных и купил для монастыря довольное количество земли. Устроив все, я нашел мудрого человека, которого поставил игуменом того монастыря. За покрытием всех расходов по устройству монастыря у меня осталось еще две тысячи златниц, из которых тысячу я отдал игумену на нужды монастыря, а другую тысячу роздал нищим, себе не оставив ни одной златницы. Потом, простясь с игуменом и братией, я вернулся опять в пустыню отыскать брата своего. Когда я шел в пустыню, то в сердце моем явилась горделивая мысль: вот брат мой не сумел воспользоваться найденным золотом для доброго дела, а я совершил нечто великое и богоугодное. Размышляя так, я приблизился к тому месту, где жил брат, и горделивый помысел о моем превосходстве перед братом не оставлял меня. И вот мне вышел навстречу ангел Господень, посещавший меня раньше и, грозно взглянув на меня, сказал гневно: «Зачем ты тщеславишься и превозносишься перед братом своим? Скажу тебе по правде, что весь твой долговременный труд, все твои заботы об устройстве монастыря не сравняются с тем, что сделал брат твой, перепрыгнув через найденную им кучу золота. Он не через золото перескочил, а через большую пропасть, которая образовалась между богатым и Лазарем (Лк 16,26—31), перелетел на легких крыльях, и лоно Авраамово ожидает его. Он старался угодить Богу, ты — людям. Поэтому несомненно брат твой выше тебя перед Богом, и ты ни в каком случае не сравнишься с ним, хотя и считаешь себя лучшим чем он. За это тщеславие ты не увидишь в течение этой жизни ни его, ни меня и тебе придется пролить немало слез для того, чтобы умилостивить Бога».
     Сказав это, ангел скрылся из глаз моих, а я поспешил к пещере, где жил брат мой, но уже не увидел его там. Я громко плакал, до потери сил, и вот через семь дней я услышал издали голос ангела, говоривший мне: «Тебе нужно идти к городу Едессе и там, близ церкви святого Георгия, войти на столп и пребывать в покаянии, пока Господь не смилостивится над тобою». Итак я пошел с плачем из пустыни и, придя сюда, взошел на этот столп. Здесь я пробыл сорок девять лет, борясь с различными помыслами, окружавшими меня подобно мрачному облаку, и безутешная скорбь наполняла мое сердце. На пятидесятом году, в одну из суббот, поздним вечером, я почувствовал в своем внутреннем существе какое-то сладкое просветление, с которым вместе рассеялось и мрачное облако тяготивших меня помыслов. Всю ту ночь я провел без сна, воссылая с сердечным умилением молитвы Богу и орошая лицо свое слезами утешения. Когда настало воскресенье, и я пел обычные псалмы третьего часа, внезапно явился предо мной святой ангел и сказал; «Мир тебе и спасение!» Я же, утешенный этим явлением, пал на землю и сказал со слезами: «Зачем ты отверг меня от лица твоего и разлучил меня с братом моим? Вот я теперь подвергаюсь многим искушениям!» Ангел, взяв меня за руку, поднял меня и сказал мне: «Из-за гордости твоей, с какою ты уничижил в мыслях своих своего брата, я скрылся от очей твоих, но не вовсе оставил тебя, а невидимо пребывал с тобою, сохраняя тебя, как-то повелел мне Бог. Теперь же за смирение твое Господь помянул тебя и послал меня, чтобы я, открыто для тебя, был с тобою и в этой и в будущей жизни. Тебе дается теперь от Господа благодатный дар прозорливства, чтобы узнавать людей праведных и грешных, чтобы о праведниках радоваться, а за грешных молиться, дабы они обратились от греховной жизни к покаянию. И брат твой жив и все время молится за тебя Господу, но увидишь ты его только в будущей жизни». Вот и все, что я мог сказать тебе, архиерей Божий, о своей жизни!
     Святой Феодор тогда спросил его, как он узнает праведников и грешников.
     Столпник отвечал:
     — Если мимо этого места проходит человек праведный и богобоязненный, то я вижу сияющую над ним благодать Божию; около него по обеим сторонам шествуют святые и пресветлые ангелы, а вдали идут не смеющие приблизиться к нему бесы. Если же мимо меня идет грешник, то вижу кругом него полчище ликующих бесов, а вдали шествует ангел, сетуя и плача о погибели грешника. Когда же бесы захотят окончательно погубить того человека, ангел с огненным оружием в руках прогоняет их.
     Такими душеполезными беседами преподобного столпника святой Феодор много утешался, благодаря Бога за то, что ему случилось найти среди своих пасомых такого человека, богодухновенного угодника Господня и прозорливого отца. С тех пор он часто посещал его и вел с ним духовные беседы.


     Прим.
  • 1 Город Едесса (нынешняя Урфа) находился в северной части Месопотамии, на реке Евфрате. В IV в. здесь была основана святым Ефремом Сирином богословская школа. В 641 г. Едесса была покорена арабами, в 1098 г. ею овладел граф Балдуин, сделавший ее главным городом княжества Едесского, в 1144 г. она была покорена турками и с этого времени переходила из рук в руки, пока в 1637 г. окончательно не подпала под власть Турции.^
  • 2 Память святого апостола Павла празднуется 29 июня/12 июля.^
  • 3 Феодор с греч. «богодарованный».^
  • 4 Обитель св. Саввы основана преподобным Саввою Освященным в VI в. (память его 5/18 декабря). Обитель эта замечательна как колыбель иерусалимского устава, принятого потом всеми палестинскими монастырями. Иерусалимский устав был принят также, почти повсеместно и у нас на Руси с XIV в.^
  • 5 Сарацины — жители Аравии. Первоначально этим именем называлось кочующее разбойническое племя, а потом христианские писатели перенесли это название и на всех мусульман вообще.^
  • 6 Вавилон — один из древнейших городов мира, построенный Нимродом, сыном Куша, потомком Хамовым (Быт 10,6—10). Вавилон был расположен по обеим сторонам реки Евфрата, невдалеке от Персидского залива. Вавилон стоял на большом торговом пути между Индией и Финикией и потому производил самую обширную морскую и сухопутную торговлю.^
  • 7 Голгофа — гора, находившаяся невдалеке от Иерусалима (на северо-западе от него). На этой горе был распят Господь наш Иисус Христос. Голгофа — слово еврейское и в переводе на наш язык значит «череп», «лобное место». Такое название было присвоено этой горе или потому, что она имела форму черепа, или потому, что служила у евреев местом казни. Ныне на этом месте находится храм Гроба Господня.^
  • 8 Намек на подобное событие в библейской истории. (См. рассказ об Иосифе и жене египетского вельможи Пентефрия (Быт 39).^
  • 9 Кончина святого Михаила последовала в начале VIII в.^
  • 10 Память сих отцов совершается св. Церковью 20 марта/2 апреля.^
  • 11 Память Гурия, Самона и Авива празднуется св. Церковию 15/28 ноября.^
  • 12 Императрица Феодора управляла Греческой империей с 842 по 856 г., сын ее Михаил III царствовал с 856 по 867 г.^
  • 13 Несторианство основано Несторием, епископом константинопольским (епископствовал с 428 по 431 г.), учившим, что Иисус Христос не есть истинный Бог, а лишь человек, сын Иосифа и Марии, удостоенный за святость жизни особенной Благодати Божией и спасающий нас не Своими искупительными заслугами, а лишь учением и примером Своей жизни. Несторианство было осуждено на III Вселенском соборе, бывшем в Ефесе (в 431 г.). Несмотря на соборное осуждение несторианская ересь существовала в некоторых местах, особенно в Персии, Индии и Китае до VIII в.^
  • 14 Север, патриарх антиохийский (с 612 по 518 г.)— основатель ереси северианской. Северианство представляет собою видоизмененную монофизитскую ересь (см. след. примеч.). Севериане, хотя и признавали, подобно еретикам-монофизитам, только одну природу в Иисусе Христе — божескую, но допускали в ней различие свойств божеских и человеческих; так они утверждали, что плоть Христова до воскресения была тленною, подобно нашей.^
  • 15 Евтихианская ересь, основанная константинопольским архимандритом Евтихием, неправильно учила, что Иисус Христос имел лишь одно естество божеское, тогда как православная Церковь всегда признавала и признает в Иисусе Христе два естества, неслиянные и нераздельные — божеское и человеческое. Евтихиане назывались еще монофизитами (или «единоестественниками»). Эта ересь была осуждена на IV Вселенском соборе, происходившем в г. Халкидоне в 461 г., но существовала после соборного осуждения в ослабленном виде еще несколько веков.^
  • 16 Память святого Георгия Победоносца совершается св. Церковию 23 апреля/6 мая.^
  • 17 Иов — ветхозаветный праведник, мужественно выдержавший посланные ему Богом испытания. История его жизни и деятельности описывается в библейской книге его имени. Память его празднуется св. Церковию 6/19 мая.^


  • Православный календарь

    Август 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    31 1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30 31 1 2 3

    События календаря

    Нет событий

    Обсуждение на форуме


    Статистика:Каталоги:Рекомендуем:
    Яндекс.Метрика
    Яндекс цитирования HD TRACKER - фильмы DVD, кино, HDTV, Blu-Ray, HD DVD, скачать, torrent, торрент
    Все материалы публикуются исключительно с разрешения правообладателей. ©   | Поддержка сайта - Дизайн студия КДК-Лабс 2005-2011 гг.