Вход

Изображения в галерее

365.jpg
811_31.jpg
808_84.jpg

Житие преподобного Анатолия (Зерцалова), старца Оптинского


Прпп. Варсонофий, Никон, Анатолий. Прп. Анатолий держит в руке хартию: «Считай себя хуже всех, не ищи ни любви, ни чести ни от кого, а сам ко всем оное имей и улучшишь мир». Монахиня Мария (Левистам). Фреска Казанского собора. Оптина пустынь. Около 2000 г.

     Оптинский старец Анатолий, в миру Алексей Моисеевич Зерцалов, родился 6 марта 1824 года в селе Бобыли Калужской губернии, в семье диакона и во святом крещении был назван Алексеем, в честь святого Алексия, человека Божия1. В семье Алексея особенно чтили монашествующих, и родители выражали желание, чтобы кто-нибудь из детей, а их было шестеро, был в монастыре. Впоследствии одна из дочерей – Анна стала инокиней. Во всей полноте желания благочестивых родителей сбылись на сыне их Алексее.
     Мальчик рос тихим, кротким и любознательным. Отличался особенной добротой, очень любил ходить в храм Божий и там всегда чинно стоял возле матери. Учился охотно и старательно. Закончил Боровское духовное училище и Калужскую духовную семинарию. После окончания семинарии Алексей несколько лет прослужил в Казенной палате, помышляя о монашестве и ожидая определенного указания Божия. Вскоре это произошло. Он, в одно время с двумя товарищами-чиновниками, заболел. Доктор определил чахотку. Тогда Алексей дал в сердце своем твердый обет: если выздоровеет, то поступит в монастырь. Товарищи Алексея вскоре умерли, а он стал поправляться. По выздоровлении он отказался от службы, сходил с матерью на богомолье и решил поступить в монастырь. Придя в Оптину Пустынь, он остался там навсегда. Родители радостно благословили сына на подвиг.
     В Оптиной 31 июля 1853 года Алексей был принят схиархимандритом Моисеем2 в число братства и всей душой отдался под духовное водительство старца Макария3. Преподобный старец духовным взором видел во вновь пришедшем из суетного мира юноше особую ревность о спасении и потому с большой любовью стал руководить им.
     Когда мать приехала проведать молодого послушника, то старец Макарий, приняв ее, сказал:
     — Благословенна ты, добрая женщина! На какой хороший путь ты отпустила сына!
     17 ноября 1862 года Алексей был пострижен в монахи с именем Анатолий – в честь св. Анатолия, патриарха Цареградского4. Много скорбей и тягот пришлось перенести молодому иноку. Мудрый наставник его, преподобный Макарий, не отнимал этих скорбей от усердного ученика своего, напротив, благословлял на несение тягот с благою целью создать в нем доброе иноческое устроение и закалить его дух в терпении. Видя в молодом иноке особое расположение к молитвенному подвигу, Старец сам стал обучать его Иисусовой молитве.
     Хорошо известен случай, когда за послушание Старцу и только после двукратного приглашения инок Анатолий осмелился беседовать со святителем Игнатием (Брянчаниновым)5, желавшим видеть того из братии, кто бы опытно проходил святоотеческое учение о молитве Иисусовой. Преосвященный долго беседовал с отцом Анатолием. Беседа ему очень понравилась. Святитель Игнатий не мог не выразить своего удивления и уважения и говорил, что рад был встретить такого инока, образованного и опытного в духовных предметах, знакомого также и со светскими науками. Почетный этот гость очень расхваливал его, называя Иосифом Прекрасным и приписывая ему большие достоинства. По выходе от святителя Игнатия, на полдороге к Скиту, отца Анатолия встретил преподобный старец Макарий, окруженный людьми, и, едва услышал о похвале из уст святителя Игнатия, тотчас принял грозный вид и при всех начал укорять отца Анатолия... Закончил Батюшка словом, увещающим его не возноситься:
     — А ты что вообразил о себе, что ты такой умный? Ведь Преосвященный из любезности сказал тебе так, а ты и уши развесил, думая что это правда.
     Сам же Старец потом сказал бывшим с ним:
     — Ведь как вот не пробрать? Он монах внимательный, умный, образованный и уважаемый вот такими людьми. Долго ли загордиться?.. — чем подтвердил оценку, данную будущему старцу Анатолию богомудрым Игнатием.
     Не зря преподобный Макарий иногда называл отца Анатолия высочайшим, — с одной стороны, обращая как бы внимание на его высокий рост, с другой же — указывая на высоту его духовного устроения.
     Когда преподобный Макарий на время уезжал из обители или был занят делами по управлению Скитом или по духовному окормлению братии, он благословлял отца Анатолия относиться, кроме него, и к преподобному Амвросию6. Таким образом, отец Анатолий стал одним из первых учеников преподобного Амвросия.
     Будущий великий молитвенник и старец проходил теперь Иисусову молитву под строгим руководством обоих старцев: преподобного Макария и преподобного Амвросия, находясь в их полном послушании, ежедневно открывая помыслы, точно (несмотря на немалые скорби) исполняя послушания и блюдя совесть по отношению к братии и даже к вещам, что в целом составляет, по учению святых отцев, основу молитвенного делания. Преуспеяние и внутренний духовный рост, отца Анатолия были поэтому быстрыми и значительными. Среди трудов, чтения святоотеческих книг и откровения каждой мысли перед старцами зачиналась и развивалась та духовная опытность, которая впоследствии поставила преподобного Анатолия в ряд великих Оптинских старцев.
     5 июля 1866 года он был рукоположен в иеродиакона, а 7 сентября 1870 года в сан иеромонаха.
     После кончины старца Макария, которого отец Анатолий горько оплакивал, большим утешением для него было то, что у него остался другой его наставник – старец Амвросий, на которого он перенес теперь всю свою любовь и преданность. Старец Амвросий, увидев, что отец Анатолий уже стал достигать меры высокого духовного устроения и достаточно созрел, чтобы быть наставником других, стал вводить его в старческие труды. Еще в бытность его иеродиаконом старец Амвросий посылал его на гостиницу утешать скорбных и печальных, а когда в Оптину приехал Преосвященный Григорий, то старец Амвросий просил Владыку дать ему отца Анатолия в помощники. Вскоре после посвящения во иеромонаха его назначили благочинным.
     В 1873 году скончался скитоначальник отец Илларион7, и в феврале 1874 года отец Анатолий был назначен скитоначальником и братским духовником. В должности скитоначальника он показал себя ревностным хранителем старческих заветов и добрым пастырем иноков, находившихся под его началом. В то же время он, как смиренный ученик старца Макария, ничего не делал без благословения благодатного преемника своего старца, преподобного Амвросия, скромно стоял на коленях среди прочих монахов во время духовных бесед. Отец Анатолий благоговел пред преподобным Амвросием, который любил его как сына или брата. Слово батюшки Амвросия было для отца Анатолия законом. Когда к старцу Амвросию обращались с вопросами по делам Скита, он всегда отсылал их к своему начальнику, как он называл отца Анатолия. Своих духовных детей отец Анатолий по всем важным делам направлял за советом к батюшке Амвросию, который в таких случаях всегда спрашивал:
     — А что сказал отец Анатолий?
     И когда узнавал, что тот не советовал делать так, как просили, то и сам не давал своего благословения.
     Шамординская игумения мать София была очень расположена к отцу Анатолию и всегда радовалась его приездам. Батюшку Амвросия она называла великим, а отца Анатолия – большим и «нашим апостолом». Оба они, и отец Анатолий, и мать София, удивительно сходились во взглядах и действовали единодушно. Батюшка Амвросий был как бы главою, а они – единодушными учениками, во всем покорными Старцу и согласными между собою. Преподобный Амвросий про отца Анатолия говаривал, что ему дан особый дар утешать молодых. К старцу Амвросию инокини обращались как к старцу, а к батюшке Анатолию как к отцу, который всегда входил во все их нужды. Преподобный Амвросий не раз говаривал шамординским насельницам:
     — Я редко вас беру к себе на беседу, потому что я за вас спокоен: вы с отцом Анатолием.
     В своей духовнической и скитоначальнической деятельности отец Анатолий сохранял и приумножал главное достояние Оптиной – священные старческие традиции. В одном из писем он писал: «Не посетуйте, что беседую с вами не лицом к лицу, — верьте, сердце мое с вами и будет с вами, пока будете держаться заветов блаженных отцов наших — Макария и Леонида. Мир вам и спасение!»
     В праздники он почти всегда служил или в Скиту, или в монастыре. Служение его было особенно благолепное. Совершая Литургию, он совершенно погружался в созерцание великого таинства, вся его фигура выражала необычайное благоговение, и лицо его нередко как бы озарялось внутренним светом. Требовал он и от своих духовных детей благоговейного внимания в церкви. «В церкви стой как Ангел, — говорил он, — не разговаривай и не оглядывайся, потому что церковь есть земное небо. Идя из церкви, читай: „Богородице Дево, радуйся..." и ни с кем не заговаривай, а то будешь подобна сосуду, который был полон, да дорогой расплескался. Когда говеешь, особенно прилежно читай молитву Иисусову».
     Как только выдавалась свободная минута, старец Анатолий спешил уйти в лес, и там, зримый одним Богом, питал душу свою богомыслием, неустанно совершая высокое делание умно-сердечной Иисусовой молитвы. Свидетельство о старце Анатолии как великом молитвеннике, принадлежащее преподобному Амвросию, донесла до нас одна из учениц преподобных старцев Амвросия и Анатолия. Она вспоминала: «Иногда Батюшка (преподобный Анатолий) по два часа объяснял нам, как проходить молитву Иисусову. Он был такой молитвенник! Батюшка отец Амвросий однажды сказал: „Отцу Анатолию такая дана молитва и благодать, что единому от тысячи дается"».
     Не дерзая приоткрывать завесу сокровенной, ведомой только Богу и, видимо, старцам Макарию и Амвросию, внутренней жизни преподобного Анатолия, мы тем не менее не вправе умолчать о духовной его высоте. Говоря о молитвенной благодати старца Анатолия, необходимо на первое место поставить именно то, что он был не только делателем молитвы, но и ее учителем и наставником для многих и многих иноков и инокинь... Иже сотворит и научит, сей велий наречется в Царствии Небесном (Мф. 5,19). Не одной только молитве, но всем евангельским добродетелям учил старец Анатолий вверившихся его спасительному наставничеству. Трудно переоценить плоды его старческого руководства в отношении Оптинской, преимущественно скитской, братии. Его отеческое, любвеобильное и в то же время твердое пастырское окормление взрастило таких великих старцев Оптиной Пустыни последних времен, как схиархимандрит Варсонофий8 и иеросхимонах Нектарий9. Особенно заботился он о стяжании таких добродетелей для иночествующих, как терпение, даже лучше сказать долготерпение без ропота всех находящих прискорбностей, смирение нелицемерное, искреннее послушание и более всего – откровение помыслов.
     Батюшка Анатолий принимал и устное, и письменное откровение помыслов оптинской братии и сестер Шамордина. Всем, живущим в удалении от старцев Оптиной и не могущим ежедневно открывать помыслы, он, не обязывая, настойчиво советовал иметь такое откровение к непосредственному руководителю, — конечно, испытанному, опытному, но не обязательно наделенному особыми дарами. Так, шамординским сестрам он предписывал ходить на откровение к матушке Игумении (или другой старице, имеющей благословение принимать откровение), зная по своему опыту, какую великую пользу это приносит. Монашествующих чад своих преподобный Анатолий наставлял такими словами: «Держитесь отеческих преданий»; «Монашество выше всяких наук, оно учит Небесному ангельскому жительству»; «Образ истинного монашества есть искреннее смирение, а смирение св. Исаак Сирин называет одеянием Божества»; «Доля монашествующих чрезвычайно высока, оттого она и тяжела здесь». О молитве он говорил так: «Надо так молиться, чтобы между душой молящегося и Богом ничего не было и никого, а только Бог и душа. Когда молишься под впечатлением хорошего пения, это не есть еще истинная молитва».
     Большинство сестер Шамординской обители было самим преподобным Амвросием передано старческому окормлению отца Анатолия, который стал духовником-утешителем любимого детища святого Амвросия. Кроме того, по благословению Преподобного к нему обращались как к духовнику и старцу насельницы других женских монастырей шести епархий. Всю силу любви и молитвы вкладывал старец Анатолий в свой нелегкий духовный труд. Он был для возлюбленных чад своих чутким отцом, взыскательным учителем, сокровищем мудрости, веры, твердости и особой пасхальной радости. Его заботливая, нежная душа жила скорбями и трудами духовных детей; до слез, до сердечной боли переживал Старец за своих чад. Нечастое счастье личной беседы, исповеди Старец сполна возмещал письменными наставлениями. Ни одно из писем, к нему обращенных, он не оставлял без ответа, а их порой приходило очень много. С бесконечным терпением и любовью день за днем молился он, чтобы воссиял в больной, мятущейся душе свет Христов, помогал человеку найти путь к духовной жизни, познать волю Божию, укрепиться в истинах Православной веры.
     Старец Анатолий обладал удивительным даром в нескольких словах сказать человеку самое важное, утешить, поддержать, наставить. Каждое из его духовных чад было самым дорогим и любимым – других у Батюшки просто не было. Всех вмещало его сердце, на всех хватало у него слов утешения и Христовой любви. Обучая сестер Иисусовой молитве, он занимался с ними как с маленькими детьми; зная, что они по молодости своей еще не могут понять ее духовной глубины и в то же время на опыте изведав ее таинственную силу, он старался хоть чем-нибудь приохотить юные души к этой дивной молитве и говорил, бывало:
     — Я буду тебе гостинцев давать, только читай непрестанно: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную.
     Он указывал и на другие краткие молитвы, но при этом говорил, что лучшая и главная именно эта. Но не только к поучениям о молитве сводилось наставничество старца Анатолия. Из его переписки с инокинями видно, что он, по благословению преподобного старца Амвросия, вел некоторых из них по стезе высокого совершенствования, постепенно и с великой мудростью обучая умной и сердечной молитве, проверяя свое руководство, постоянно советовался с преподобным Амвросием. В переписке с инокинями обретаются настоящие духовные сокровища. Старцу Анатолию был присущ особый дар утешения: он не просто убеждал терпеть, но и подавал действенное врачевство от уныния, раскрывая ясным и высоким языком смысл дивных обетований, данных Спасителем в Евангелии верным рабам Его. «Жены с миры Богомудрыя вслед Тебе течаху... – пишет он. – И ты, маленькая монашенка, в числе их, т. е. жен-мироносиц, находишься. Ибо и ты оставила дом, отца и людей и потекла за Господом. И вот теперь служишь Ему, Царю царей; служишь, ибо терпишь скорби, болезни, стараешься не поддаваться страстям... Глупенькая, ты не понимаешь, какая ты счастливица!.. Ибо послушница, волею-неволею терпящая скорби, есть невеста Христова, и там ей готовит Жених ее царский трон и почести вместе с Божиею Матерью, как читаем: Приведутся Царю девы вслед Ея, приведутся в веселии и радовании, введутся в храм Царев (Пс. 44,15) А кто эти девы? Это ваша братия, молоденькие послушницы, терпящии скорби Господа ради.»
     Таким же утешителем был Старец и в жизни. Многие из сестер оставались в монастыре только благодаря силе его влияния на них. Иногда малодушные высказывали свое недовольство, что он с ними меньше занимается, чем с другими.
     — Потому что ты бестолковая, — отвечал в таких случаях Старец, — ты не понимаешь того, что тебя хоть гони — не отгонишь, а она того и гляди из монастыря уйдет; живите — друг друга не оскорбляйте, друг друга тяготы несите, несите без ропота свое послушание и спасетесь, — ведь мы пришли ради Бога, так надо все терпеть.
     Двадцать один год служил Старец своим чадам-насельницам юной обители, и не удивительно, что все привыкли к нему, как к родному отцу. Преподобный старец Анатолий особенно любил детей. Когда в Шамординской обители устроился детский приют, Преподобный, несмотря на множество дел, стал его усердным и заботливым попечителем, с любовью вникал во все их интересы и нужды, имел на их нравственное воспитание весьма доброе влияние. Дети питали к нему искреннее доверие и были с ним вполне откровенны. Иногда после исповеди некоторые вспоминали что-нибудь не сказанное и писали ему письма, и он, несмотря на свою занятость, отвечал им и давал наставления. Трогательно воспоминание о том, как отец Анатолий, приезжая, поддерживал бодрость духа унывающих от тяжелой работы сестер, воодушевлял их своим примером. Однажды сестры раскидывали на поле навоз и плакали, утомленные непривычной работой. Отец Анатолий, приехав, взял вилы и сам стал раскидывать. Уныния как не бывало! Привозил он труженицам то пряников мятных, то баранок Оптинских, утешая юных искательниц Горнего мира. Приезжая, всех благословлял, утешал, и не удивительно, что сестры, увидев его, радостно бежали навстречу дорогому Батюшке.
     Преподобный всегда участливо входил в горести сестер, разбирал, примирял, наставлял и помогал. Был случай, когда сестры, живя в лесу на даче, боялись страхований: им казалось, что кто-то ходит около дома и ревет. Старец отслужил молебен, посоветовал читать чаще молитву Иисусову; сестры последовали его совету и успокоились. В обращении преподобный Анатолий был очень прост; весело, шутливо что-нибудь рассказывал, но в этих рассказах очень метко обличал чьи-нибудь греховные мысли или недостатки. Был очень доверчив и, относясь сам ко всем просто, не подозревал ни в ком обмана. Старец Амвросий говорил про него: Это израильтянин, в немже льсти несть (Ин. 1,47). Ко всем он имел искреннюю любовь, но особенно, конечно, он любил своих духовных детей, видя их привязанность и преданность. Когда он узнавал что-нибудь дурное о ком-либо из своих духовных детей, то никогда не делал выговора, но ждал, когда сам человек сознается и раскается, и тут только давал строгие наставления. Матушка Игумения говорила о нем: «Это не отец, а нежная мать своим детям».
     Закладку Шамординского храма совершали архимандрит Исаакий10 и отец Анатолий.
     Нередко старцу Анатолию приходилось ездить в Шамордино в дурную погоду, весною – в разливы речки; не раз он подвергался опасности утонуть, ломались экипажи, не раз его уговаривали оставить эти труды, — Старец был верен своему наставнику и его завету служить Шамордину. Он и мысли не мог допустить, чтобы оставить сестер без исповеди, говения, утешения беседою и наставлениями. Он говорил:
     — Никогда не оставлю Шамордина и своих духовных детей. Старец дал мне послушание, и я не могу отказаться.
     Однажды в бытность его в Шамордине случился в приюте ночью пожар. Старец с Казанскою иконою пришел к огню, и, когда тушили пожар, он своею молитвою содействовал прекращению бедствия.
     Пламенный молитвенник, преподобный Анатолий при своей поездке в конце 1892 года в Петербург и Кронштадт встретился там со святым праведным Иоанном Кронштадтским, которого весьма почитал. Вместе с отцом Иоанном старец Анатолий 10 октября служил в память преподобного Амвросия и утешился беседою с отцом Иоанном. Как вспоминал старец Варсонофий, когда началась Литургия, отец Иоанн увидел, что с батюшкой Анатолием сослужат два Ангела; неизвестно, видел ли их сам батюшка Анатолий, но отец Иоанн ясно видел их. Многими дарами наделил Господь преподобного Анатолия. Он имел те же дары духовного совета, прозрения в тайники души человеческой и знания будущего, которыми были так богаты его наставники, великие старцы преподобный Макарий и преподобный Амвросий.
     Будущего старца Варсонофия принял в Оптину Пустынь именно старец Анатолий, скитоначальник, встретил его радостно, с любовью и преподал вскоре новому ученику первые уроки духовного рассуждения. «Вообще, — сказал он, — постарайтесь при моей жизни утвердиться здесь. А то, что будет после меня, неизвестно. Я молю Бога, чтобы мне протянуть еще полгода или год, чтобы вас укрепить. Помните, — сказал он еще, — что монашество есть сокровенный сердца человек, а не подрясник и внешние подвиги». Преподобному Анатолию будущее отца Варсонофия было, очевидно, открыто.
     Преподобный предузнавал о смерти людей, близких его духовным детям, их болезни и невзгоды и осторожно предупреждал тех, к кому приближалось испытание. Об этом свидетельствуют воспоминания его духовных детей. Одной инокине и одному иноку еще задолго он предуказал на ожидавшие их обстоятельства; одной девушке приоткрыл скорую смерть; а инокине — болезнь ног; предупреждал о готовящихся испытаниях и отрешении от постигших скорбей. Был и такой случай. Осталась одна молодая девушка в монастыре; родные, узнав об этом, рассердились и отвернулись от нее. Мать приехала было, но, увидя твердое решение дочери, в тот же день уехала, не захотев даже с ней проститься; почувствовав свое сиротство и одиночество, смутилась духом юная подвижница и, горько заплакав, пошла к батюшке Анатолию. Сидя в приемной, она через несколько минут услыхала за дверью в коридоре сначала шаги, а затем голос, певший: Отец мой и мать моя остависта мя. Господь же восприят мя... (Пс. 26,10). При этом дверь отворилась и на пороге показался преподобный Анатолий, светлый, радостный. Несомненно, что Старцу свыше было открыто происшедшее, и смысл его он выразил словами псалма.
     В воспоминаниях одной ученицы великих старцев преподобных Амвросия и Анатолия есть описание настоящего чуда исцеления за молитвы Старца.
     «Я по поступлении в монастырь заболела. Мне было 15 лет, доктора нашли у меня порок сердца и горловую чахотку и сказали, что я скоро умру, но мне не хотелось умирать. Батюшка сказал мне: „Читай, как можешь, и сидя, и лежа молитву Иисусову, и все пройдет". Так я и сделала, и за святыми его молитвами выздоровела. С тех пор прошло 23 года, и я живу, и послушание несу по силам, и по келлии делаю все для себя, хотя и не имею большого здоровья, а прежде не могла и по келлии ходить».
     Вот еще пример прозорливости. Одна сестра была предназначена к пострижению в мантию, но почему-то отказывалась; Старец огорчился и, когда она на его вопрос: «Что, приехала в мантию постригаться?», сделанный троекратно, отвечала: «Нет, но думаю, что слова ваши так не пройдут», ответил: «Нет, пройдут», — и действительно, он скоро умер, а эта сестра так и осталась не постриженною им в мантию, о чем потом много горевала.
     Тяжело заболев, старец Анатолий 15 декабря 1893 года тайно принял схиму и до последнего дня жизни приобщался Святых Таин. Молясь, он особенно часто призывал святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, святителя Григория Богослова, Архистратига Божия Михаила и великомученицу Варвару. Часто вспоминал Антония и Пахомия Великих, Оптинских старцев Льва, Макария, Амвросия и отцов настоятелей Моисея и Антония, и также мать Софию.
     Знаменательно событие, относящееся ко времени предсмертной болезни отца Анатолия, свидетельствующее о живом, благодатном богообщении Старца.
     Как-то поздно вечером он велел подать стол, положить на него крест, зажечь свечи и принести кадило. Когда все было готово, он запел: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко...» — и всем велел петь и кадить кругом; затем благословил везде окропить богоявленской водой. Когда все кончили и разошлись, больной как бы задремал, склонив голову. Через несколько минут он вдруг поднял голову и руки, как делает служащий священник во время пения Херувимской, и воскликнул: «О, Троице!» Взор его был устремлен куда-то вверх.
     Нередко он благословлял читать акафисты или Евангелие, особенно от Иоанна, главы 14 и 15. Очень чтил святого Архистратига Михаила и великомученицу Варвару, а также святого Григория Богослова, в день памяти которого он и скончался. Молился пред святыми чудотворными иконами Пречистой Божией Матери: Ахтырской Козельской, Казанской Оптинской, Казанской Шамординской и Калужской, приносимыми к нему. Сестер Шамордина, за полтора месяца до своей кончины, благословил иконою Знамения Пресвятой Богородицы, Самой Пречистой вручая в своих молитвах юную обитель.
     Иногда кротко говорил: «Ничего не имеет грешный Анатолий, разве только кто воздохнет о нем к Богу».
     В понедельник 24 января ему сделалось очень плохо, он почти не открывал глаз, глубоко вздыхал, и слышно было, что он непрестанно творил Иисусову молитву. Иногда произносил: «Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое». После 12 часов полуночи он с большим благоговением приобщился и снова впал как бы в забытье. Кто-то сказал тихонько, что надо бы читать отходную, и умирающий сам сотворил начало: «Благословен Бог наш...» Стали читать отходную, дыхание становилось все реже, наконец, он глубоко вздохнул три раза и мирно почил о Господе. Было это в 4 часа 20 минут утра во вторник 25 января 1894 года на 70-м году его жизни.
     По положении тела в гроб оно было вынесено в скитскую церковь, откуда на другой день скитская братия проводила своего Старца в монастырь; всю дорогу служили литии. Похоронили преподобного между Введенским и Казанским соборами.
     Вся жизнь преподобного отца нашего Анатолия, великого и благодатного молитвенника, духовника и старца, наставника многих душ, всегда была озарена светом веры, истинного послушания и смирения. Так и ныне, по отшествии своем от жизни земной, великий и благодатный молитвенник, присный делатель умно-сердечной молитвы Иисусовой остается для нас незаменимым наставником и учителем молитвенного делания, продолжает ходатайствовать о спасении душ наших в Небесном Иерусалиме пред Престолом Божиим.

Молитва преподобному и богоносному отцу нашему Анатолию, старцу и исихасту Оптинскому
      О, Преподобне, богомудре и богопросвещенне отче наш Анатолие, старчества Оптинскаго светоносное украшение! Ты первее понудил еси ум твой тесными враты внутрь сердца входити и долготерпеливым подвигом тамо о имени Иисус Христове Царствие Божие искати. Сего ради не по мнозем времени достигл еси пред враты вожделеннаго безстрастия и еще на земли тебе сущу небесный гражданин будущаго блаженнаго Царствия сподобился еси быти. Темже убо, отче приснопамятне, к тебе прибегаем, яко к наставнику искусному и просим и молим: научи ны, чада твоя, сему спасительному деланию еже внутрь сердца своего неотступно пребывати и неленостно Господа Иисуса Христа всем помышлением своим, всею крепостию своею любити и тамо призывати. Сохрани ны невредимы от всех навет вражиих, от всех прелестных сетей диавольских. Подаждь нам разум со смиренномудрием сей подвиг проходити, да не прельстит нас супостат, но да сокрушится его злоба о твердем камени имене Христова, нам же да явится сей камень незыблемо основание здания всех добродетелей. Ей, отче, подаждь нам, яко учитель учеником, молитву молящимся юже вдохну в тя Дух Святый, да предстательством твоим и мы улучим приснодвижную молитву ко Господу Иисусу Христу. Емуже честь и поклонение и молитвенное славословие возсылаем со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Тропарь Собору преподобных отцев и старцев, в Оптиной Пустыни просиявших
Тропарь глас 6:
      Православныя веры светильницы, монашества непоколебимии столпи, земли Российския утешителие, преподобнии старцы Оптинстии, любовь Христову стяжавшии и души своя за чада полагавшии, молитеся ко Господу, да утвердит земное Отечество ваше в Православии и благочестии и спасет души наша.

Кондак глас 4:
      Воистину дивен Бог во святых Своих, Пустынь Оптину якоже вертоград старчества явивый, идеже богопросвещеннии отцы, тайная сердца человеческаго ведуще, народа Божия печальницы доблии явишася: сии бо на путь покаяния грехом отягощенныя наставиша, в вере колеблющияся светом Христова учения просветиша и Божией премудрости научиша, страждущим и немощным спострадаша и исцеления дароваша, ныне же, во славе Божией пребывающе, молятся непрестанно о душах наших.

Величание
      Ублажаем тя, преподобне отче наш Анатолие, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче ангелов.

     Прим.
  • 1 Преподобный Алексий, человек Божий (411 г.). Память 17/30 марта.^
  • 2 Преподобный Моисей (Путилов), Оптинский старец (1862 г.). Память 16/29 июня.^
  • 3 Преподобный Макарий (Иванов), Оптинский старец (1860 г.). Память 7/20 сентября.^
  • 4 Анатолий, патриарх Цареградский, патриаршествовал с 449 по 458 г.^
  • 5 Святитель Игнатий Брянчанинов, епископ Кавказский и Черноморский (1867 г.). Память 30 апреля/13 мая.^
  • 6 Преподобный Амвросий Оптинский (1891 г.). Память 10/23 октября и 27 июня/10 июля (обретение мощей).^
  • 7 Преподобный Иларион (Пономарев), Оптинский старец (1873 г.). Память 18 сентября/1 октября.^
  • 8 Варсонофий (Плиханков Павел Иванович; 1845-01.04.1913), схиархимандрит, преподобный Оптинский старец. В 1892 г. поступил в Оптину пустынь. В 1900 г. принял монашеский постриг. Иеромонах (1903). Во время русско-японской войны — фронтовой священник. Игумен (1907), скитоначальник. В 1912 г. назначен настоят. Старо-Голутвина Богоявленского монастыря, архимандрит. Похоронен в Оптиной пустыни. Память 1/14 апреля.^
  • 9 Преподобный Нектарий (Тихонов), Оптинский старец (1928 г.). Память 29 апреля/12 мая.^
  • 10 Преподобный Исаакий I (Антимонов), Оптинский старец (1894 г.). Память 22 августа/4 сентября.^


  • Оптинский патерик



    Православный календарь

    Апрель 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 1 2 3 4 5

    События календаря

    Нет событий

    Обсуждение на форуме


    Статистика:Каталоги:Рекомендуем:
    Яндекс.Метрика
    Яндекс цитирования HD TRACKER - фильмы DVD, кино, HDTV, Blu-Ray, HD DVD, скачать, torrent, торрент
    Все материалы публикуются исключительно с разрешения правообладателей. ©   | Поддержка сайта - Дизайн студия КДК-Лабс 2005-2011 гг.