Вход

Изображения в галерее

P7200668_0.jpg
792_2.jpg
830_42.jpg

Житие преподобного отца нашего Иоанна Молчальника


     Молчаливый1, неумолкающих похвал достойный, святой и преподобный отец наш Иоанн родился в Никополе Армянском2, от отца Енкратия и матери Евфимии, в четвертый год царствования благочестивого императора Маркиана3, в восьмой день января, и был просвещен святым крещением. Родители Иоанна были благоверные христиане и по своему богатству и значению славились во всей Армении; отец его был воеводой и имел большую власть у царя, так как пользовался его полным благоволением: сыном столь славного отца был блаженный Иоанн. Сие сказано не для того, чтобы прославлять и похвалять Иоанна за знатность (ибо святые прославляются за добродетели, а не за знатность), но дабы известно было, от какой славы и до какого смирения дошел угодник Божий.
     Иоанн был воспитан со своими братьями в добрых примерах и вполне усвоил себе Божественные Писания. Он был еще юн, когда родители его отошли к Господу, оставив детям своим много имения. Когда это имение было разделено между братьями, блаженный Иоанн на свою часть построил в городе Никополе церковь во имя Пречистой и Преблагословенной Девы Марии. Отказавшись, затем, от мира, он в восемнадцатый год жизни своей принял иноческий образ и жил при этой церкви с другими десятью иноками, подвизаясь подвигом добрым. В течение всей своей юности он прилагал великое старание, чтобы плоть поработить духу, не быть рабом чрева и не дозволить страстям, особенно гордости, обладать собой. И был он мужем дивным в добродетелях, добрым и искусным наставником и игуменом своим братьям.
     Когда Иоанну минуло двадцать восемь лет, скончался епископ города Колонийского4. Граждане отправились к митрополиту Севастийскому5 и просили его о поставлении нового епископа. Во время избрания лица, которое было бы достойно этого сана, у всех на устах было имя Иоанна, игумена Никопольского монастыря, как достойного занять престол Колонийской церкви. Знавшие великое его смирение полагали, что он не пожелает принять епископский сан, поэтому митрополит послал за ним под предлогом некоего церковного дела, и когда святой пришел, то убедил его быть епископом. Тогда его посвятили и возвели на престол Колонийской церкви. Приняв церковное правление, Иоанн не изменил своего иноческого правила и подвигов. Так, он никогда не входил в баню и даже не омывал тела своего, из опасения, чтобы не только кто из посторонних не видал наготы тела его, но даже чтобы и самому не видеть себя когда-либо нагим: он помнил наготу Адамову6. Благоугождать Богу постом, молитвами, чистотой телесной и душевной, очищать все свои помышления, смирять в себе всякую гордость, противящуюся разуму Божию, и отдавать разум в послушание Христу (2 Кор 10,5.), — вот в чем заключались все попечения Иоанна. Так добродетельно живя, он был и для других примером доброго жития; взирая на него, и прочие исправлялись и начинали жить добродетельно. В числе таких был Пергамий, брат его по плоти, муж славный и находившийся в большом почете у царя Зенона, также и у Анастасия, царствовавшего после Зенона7. Видя, что брат его, блаженный Иоанн, живет свято, Пергамий умилялся душою и прилагал великое старание, чтобы угодить Богу. Также и племяннику Иоанна Феодору, который впоследствии был в великом почете у благочестивого царя Юстиниана8, послужило на пользу ангелоподобное житие дяди его. Феодор со всеми домашними своими жил богоугодно, и был так добродетелен, что и сам царь и бояре дивились честному житью его и разуму, правой вере и милосердию. Во всем этом Феодор успел, имея пример непорочного жития в блаженном дяде своем Иоанне.
     Десятый год уже епископствовал божественный и богоносный отец Иоанн, управляя ко благу Церковью Христовой, когда правителем Армении сделался муж сестры его Марии, по имени Пасиник. По наущению беса, он начал смущать вверенную Иоанну церковь и причинять ей зло, а блаженному — огорчение: вмешиваясь в церковные дела, он силою извлекал из храмов тех, кто искал там защиты от наказания9, и не дозволял служителям и строителям церкви заботиться о церковных делах. Много раз блаженный Иоанн со смирением просил его — не входить в церковные дела и не причинять церкви зла и насилия. Но правитель оставался неумолимым и не исправлялся; по отшествии же из мира сестры блаженного, стал поступать еще хуже. Глубоко болея сердцем о причиняемом церкви зле, святой вынужден был отправиться в Царьград к царю Зенону и здесь нашел себе поддержку в архиепископе Царьградском Евфимии10, который своим ходатайством помогал ему у царя.
     Видя суету и мятеж мира сего, блаженный Иоанн замыслил оставить епископство и, удалившись во святой град Иерусалим, в безмолвии трудиться для Бога. Совершив божественную службу, он отпустил бывших с ним пресвитеров и клириков, а сам, тайно от всех, удалился на берег моря, сел на корабль и отплыл в святой град Иерусалим. Придя в первую больницу святого города, при которой был молитвенный дом во имя святого великомученика Георгия, он пребывал здесь некоторое время, под видом нищего. При виде суеты народной Иоанн сильно скорбел, желал безмолвного места и со слезами молил Бога да покажет ему место безмятежное, располагающее и удобное ко спасению. Однажды ночью, во время усердной о сем молитвы, взглянул он вверх и увидел внезапно явившуюся пресветлую звезду, наподобие креста. Она приближалась к нему, и от сияния звездного услышал он голос:
     — Если хочешь спастись, следуй за сим сиянием. Преподобный тотчас радостно пошел и был приведен звездою в великую лавру преподобного и богоносного отца нашего Саввы11, на тридцать девятом году жизни своей, в бытность Саллюстия патриархом Иерусалимским12.
     Иоанн обрел преподобного Савву во главе ста сорока братий пустынножителей, пребывавших в великой нищете телесной, во многом богатстве душевном. И принял преподобный Савва блаженного Иоанна, и поручил эконому возложить на него монастырские труды, не ведая, какое сокровище божественной благодати скрывалось в Иоанне. Хотя святой Савва и обладал даром прозорливости, но Бог утаил от него тайну, что Иоанн — епископ, что он оставил для Бога свою епископию и пришел к нему, как простой человек. Пусть никто не дивится тому, что и прозорливые не всегда провидят: ибо они провидят и пророчествуют лишь то, что Бог им открывает, а чего не открывает, о том и не ведают. Поэтому и пророк Елисей сказал слуге своему о Соманитянке: Оставь ее; душа у нее огорчена, а Господь скрыл от меня и не объявил мне (4 Цар 4,27)13. Принятый в лавру, Иоанн с полной покорностью и усердием исполнял назначаемые ему экономом различные послушания. В то время созидался в лавре странноприимный дом, и блаженный Иоанн был приставлен служить работавшим. Он варил им пишу, носил воду, подавал камни и принимал участие во всех работах, производившихся в здании.
     Через два года после прибытия в лавру Иоанну было поручено принимать странников, и здесь со смирением, кротостью и любовью послужил он ближним. Потом преподобный Савва начал созидать киновию14 для поступающих в иночество, дабы те, кои желают отречься мира, сначала наставлялись в киновии, а потом уже принимались в лавру.
     — Как плоду предшествует цвет, — говорил святой, — так жизни пустынной должна предшествовать жизнь киновийская; пусть поступающий процветет, как дерево посаженное, начаткими трудов в киновии, а плоды совершенных подвигов принесет в лавре.
     Лавра преподобного была в пустыне, киновия ближе к миру, и когда созидалась, то блаженный Иоанн опять был приставлен служить при работах. Тогда две службы одновременно нес преподобный трудолюбец: странникам служил в странноприимном доме, а строителям киновии носил на плечах своих хлеба и различные яства. Киновия же отстояла от странноприимного дома более чем на десять стадий. Когда в такой службе он потрудился один год, добре послужив братии, преподобный Савва дал ему келию для безмолвия; в ней блаженный Иоанн прожил три года. Пять дней в неделю он пребывал в келии безвыходно, ничего не вкушал в эти дни и никому не показывался, только с одним Богом имея общение, в субботу же и воскресенье раньше всех приходил в церковь и стоял со страхом и умилением; потоки слез непрестанно исходили из очей его во время божественной службы, и вся братия дивились такому в нем дару слез. В те два дня он принимал и пищу с братиею. Через три года блаженный Иоанн был поставлен экономом; трудами и служением его, при благословении Божием, благосостояние лавры весьма умножилось, ибо Бог во всем споспешествовал ему.
     Видя, что Иоанн исполнил ко благу службу эконома, преподобный Савва пожелал поставить его во пресвитера, как инока достойного и достигшего совершенства. Он отправился с ним во святой град Иерусалим, рассказал патриарху Илии15 (преемнику Саллюстия) о добродетельном житии Иоанна и просил рукоположить Иоанна в пресвитера. Патриарх призвал Иоанна в церковь и хотел рукоположить. Видя, что ему нельзя избежать сего, Иоанн сказал святому патриарху:
     — Пречестнейший отче, есть у меня некая тайная речь к твоей святыне, повели мне наедине переговорить с тобой, и если признаешь меня достойным сана пресвитера, то отказываться не буду.
     Когда же патриарх отошел с ним в сторону, преподобный Иоанн повергся к стопам богоугодного Илии, заклиная его, да не поведает никому тех слов, которые он будет ему говорить. Патриарх обещал хранить тайну, Иоанн сказал:
     — Отче! Я был епископом Колонийским, по множеству грехов моих, оставил я епископию, бежал и, будучи крепок телом, осудил себя на служение братиям, дабы их молитвы помогали немощной душе моей.
     Ужаснулся патриарх Илия, услышав это, призвал преподобного Савву и сказал:
     — Иоанн поведал мне о сокровенных делах своих, которые препятствуют ему быть пресвитером. Пусть отныне он безмолвствует, и никто да не докучает ему.
     Так сказал патриарх, и отпустил обоих.
     Весьма опечалился преподобный Савва. Удалившись от великой лавры своей за тридцать стадий в некую пещеру, он повергся на землю пред Богом со слезами и говорил:
     — За что, Господи, презрел Ты меня, утаив от меня жизнь Иоанна? Обманулся я, считая его достойным сана пресвитера! Открой мне о нем хотя ныне, Господи: Душа Моя скорбит смертельно (Мф 26,38; Мк 14,34). Неужели сосуд, который считал я избранным, святым, потребным и достойным принять в себя миро, — пред Твоим величием и непотребен и недостоин?
     Так всю ночь со слезами молился преподобный Савва. Тогда явился ему ангел Божий и сказал:
     — Иоанн есть не непотребный, а избранный сосуд, но он — епископ, и не может быть поставлен в пресвитера.
     Так сказал ангел и стал невидим. А преподобный Савва радостно поспешил к Иоанну в келию, обнял его и сказал:
     — Отче Иоанн! Ты утаил предо мною, какой в тебе дар Божий, но Бог открыл мне его.
     — Скорблю о сем, отче, — отвечал Иоанн, — я желал, чтобы никто не знал тайны сей, но вы узнали ее. Не могу жить в сей стране.
     Савва поклялся Иоанну, что никому не поведает его тайны. С того времени блаженный Иоанн начал безмолвствовать, пребывая в келии. Он не выходил даже в церковь, ни с кем не беседовал, и к нему не входил никто, кроме одного служившего ему послушника. Однажды только, в праздник Пречистой Богородицы Приснодевы Марии, во имя Коей была освящена Лаврская церковь, когда прибыл в лавру на праздник патриарх Илия, Иоанн вышел из келии своей поклониться патриарху. Патриарх любил Иоанна и весьма почитал его за смирение. Четыре года безмолвствовал Иоанн. Потом преподобный отец Савва отправился в страну Скифопольскую16 и замедлил там, а блаженный Иоанн, стремясь к уединеннейшему пустынному житию, удалился, на пятидесятом году от рождения своего, в пустыню, называемую Рува17, и провел в ней девять лет, питаясь травой, которая растет в той пустыне и зовется мелагрия18. В первое время своей пустынной жизни, собирая однажды эту траву на пишу себе, Иоанн заблудился в дебрях и стремнинах, не нашел убежища своего и, в изнеможении от ходьбы, упал едва живым; но внезапно, невидимою Божиею силою, как некогда пророк Аввакум19, был восхищен и поставлен в убежище своем. Со временем преподобный исследовал пути той пустыни и узнал, что расстояние от убежища его до того места, где он заблудился, составляло пять поприщ20. После того пришел к нему один брат и прожил с ним немного времени. Приближался праздник Пасхи, и сказал брат старцу:
     — Отче, пойдем в лавру, отпразднуем там день Пасхи, и потом возвратимся. Такой великий праздник, а у нас здесь нечего есть, кроме сих мелагрий.
     Святой Иоанн не хотел идти, потому что преподобный Савва еще не возвратился в лавру из стран Скифопольских, и на зов брата ответил:
     — Брат! Нам не должно уходить отсюда. Будем веровать, что Тот, Кто в течение сорока лет питал в пустыне шестьсот тысяч народа Израильского, — и нас здесь напитает и в праздник Пасхи пошлет нам не только необходимое, но и изобильное. В Писании сказано: Не оставлю тебя и не покину (Евр 13,5); и в Евангелии: Итак не заботьтесь и не говорите: «Что нам есть» или: «Что пить?» ...Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф 6,31—33). Терпи, чадо, и шествуй путем скорбей, покой телесный и ослабление в мире сем рождают вечную казнь, а умерщвление тела готовит покой бесконечный.
     Не послушал брат сих увещаний преподобного, оставил его и ушел в лавру. По его уходе, явился к преподобному некий человек, совершенно неизвестный ему; осел его был навьючен многим добром: были здесь хлебы чистые и теплые, вино и елей, сыры свежие, яйца и ведро меда. Все это пришедший человек положил перед Иоанном и тотчас удалился. Видя в сем Божие посещение, преподобный радостно благодарил Бога. Брат же, ушедший в лавру, сбился с дороги, три дня блуждал по пустыне и непроходимым местам, весьма устал и голодный и жаждущий, в изнеможении от трудной ходьбы, едва мог найти снова убежище преподобного. Удивился он обилию брашен и питий, ниспосланных от Бога на праздник преподобному; стыдясь своего маловерия, не смея смотреть в глаза святому старцу, он упал к ногам его и просил прощения. Святой простил его и сказал:
     — Убедись, брат, что Бог может уготовать трапезу и в пустыне рабам Своим.
     В то время Аламундарь, вождь сарацинский21, подвластный Персии, вторгся в Аравию22 и Палестину, с великим ожесточением нападая на жителей и захватывая их в плен. Множество варваров рассеялось тогда по пустыне, где пребывал Иоанн, и прошла весть по монастырям, чтобы были готовы встретить нашествие варваров. Отцы великой лавры дали знать о варварах Иоанну Молчальнику и советовали ему возвратиться в лавру и пребывать в его келии. Но блаженный Иоанн, хотя отчасти и боялся варваров, все же не хотел оставить безмолвного своего пребывания в пустыне. Он говорил сам себе: «Господь — крепость жизни моей: кого мне страшиться? (Пс 26,1). Если же Господь не защищает меня, не заботится обо мне, то зачем мне и жить?» И в таком уповании на помощь Всевышнего, он остался на месте своем без колебания. Бог же, пекущийся всегда о рабах Своих и сохраняющей их на всех путях их, пожелал и сего угодника Своего соблюсти здравым и невредимым, и послал ему стражем льва великого и страшного, который неотступно днем и ночью стерег его. И сколько раз варвары ни нападали на святого, всегда этот лев с великой яростью устремлялся на них, поражал и обращал в бегство, а блаженный Иоанн благодарил Бога, ибо не оставит Господь жезла нечестивых над жребием праведных (Пс 124,3).
     Когда преподобный Савва возвратился в лавру свою, то пришел к блаженному Иоанну в пустыню и сказал ему:
     — Вот Господь сохранил тебя от нашествия варваров, дав тебе видимого стража. Но все же ты должен поступить, как и другие люди: собирайся и беги, как и прочие отцы пустынные сделали.
     Много и другого говорил Иоанну в увещание преподобный и убедил его оставить пустыню. Приведя его в великую лавру, он дал ему келию, — и снова блаженный Иоанн стал жить в лавре, на пятьдесят шестом году от рождения своего. Кроме святейшего патриарха Илии и преподобного Саввы, никто не знал тайны Иоанна, что он епископ, — а те скрывали ее. Но прошло много времени, и Бог благоволил открыть о том всем братиям. Произошло это так. Прибыл из страны Асийской некий муж, именем Еферий, почтенный саном архиепископа. Поклонившись животворящему древу креста Господня и святым местам и раздав много золота нищим и монастырям, он решил возвратиться в отечество свое, оставил святой град и сел на корабль. После недолгого плавания поднялся в море противный ветер, принудивший Еферия вернуться в Аскалон23. Пробыв здесь два дня, он хотел снова начать плавание, но ангел Господень явился ему во сне и сказал:
     — Прежде, чем поплывешь в отечество свое, ты должен возвратиться в святой град и пойти в лавру аввы24 Саввы, там найдешь авву Иоанна Молчальника, мужа праведного и добродетельного, епископа, для Бога все оставившего и смирившего себя добровольною нищетою и послушанием.
     Пробудившись, Еферий возвратился в Иерусалим, пришел в лавру преподобного Саввы и спросил об Иоанне Молчальнике. Ему указали келию Иоанна. Он вошел и пробыл у него два дня, моля его и заклиная именем Божиим открыть ему о своем роде, отечестве и епископстве. Усматривая в сем волю Божию, Иоанн рассказал все подробно. С того времени стало известно всей лавре, что Иоанн Молчальник — епископ, и все весьма дивились великому смирению его.
     В семидесятый год жития Иоанна25, в 5-й день декабря преподобный и богоносный отец Савва отошел ко Господу. Не пришлось Иоанну быть при разлучении души от тела Саввы преподобного, и он весьма скорбел о том духом и плакал. Но преподобный Савва явился ему в видении и сказал:
     — Не скорби об отшествии моем отче Иоанне: если телесно я и разлучен с тобою, то духом с тобою пребываю.
     Иоанн сказал ему:
     — Моли Господа, отче, да возьмет и меня с тобою.
     — Ныне сего быть не может, — отвечал Савва, — ибо великое испытание ожидает лавру; Богу же угодно, чтобы ты послужил к укреплению тех, кто за благочестивую веру будет стоять против еретиков.
     Это видение и беседа с преподобным Саввою исполнили духовною радостью блаженного Иоанна, сердце же его скорбело о предстоящем испытании. Потом явилось у него желание видеть, как душа разлучается с телом; и когда он молился о том Богу, был восхищен умом в святой Вифлеем26, и видел преставление жившего при тамошней церкви странника, душу которого ангелы с сладким пением возносили к небу. Видел это блаженный Иоанн умственными очами. Тотчас отправился он в Вифлеем и нашел тело преставившегося мужа, лежавшее при церкви, как было открыто ему в видении: муж сей преставился в тот час, в который Иоанн, сидя в келии, видел душу его возносимую ангелами с песнопением к небу. С любовью обняв тело и облобызав, Иоанн похоронил его на том же месте и возвратился в келию свою.
     Два ученика блаженного Иоанна, Феодор и Иоанн, поведали монаху Кириллу, описавшему житие его, следующее:
     — По преставлении преподобного Саввы, мы были посланы отцом нашим с одним поручением в Ливиаду27. При переходе через Иордан, встретили нас некие люди и сказали: берегитесь, впереди вас лев. Мы же помыслили: силен Бог сохранит нас молитвами отца нашего, по повелению которого путешествуем. Так мы сказали и пошли дальше. Вдруг увидели мы страшного льва, который шел навстречу. Устрашились мы, оставила нас сила наша, так что бежать мы не могли и были как бы мертвые. И вот внезапно явился между нами отец наш преподобный Иоанн, повелевая нам не бояться. Тогда лев, как бы прогнанный ударом бича, бежал от нас, а отец стал невидим. Отдохнув, мы двинулись в путь невредимые. Исполнив повеленное нам послушание, мы возвратились к отцу, и он при встрече сказал: видите, чада, что я оказался в послушании с вами, да и здесь усердно молил Бога о вас, и Он сотворил с вами милость.
     Вот что еще поведал Кириллу один ученик Иоанна. Сей великий воздержник много лет питался одним только хлебом, вместо же соли обыкновенно употреблял пепел, и с пеплом ел хлеб свой. Однажды забыл он затворить оконце келии во время трапезы своей; ученик приник ко оконцу и увидел, как Иоанн ел хлеб с пеплом. Опечалился старец, что видели таковое пощение его, ученик же, желая утешить его, сказал: «Не ты один делаешь так, отче, но и многие отцы этой лавры исполняют слово Писания: Я ем пепел, как хлеб (Пс 101,10) — и этим утешил старца.
     В то время возникла ересь Оригена. Многие прельщались ею и смущали Церковь Божию, а иные твердо противились ереси, и таковые нашли себе поддержку в преподобном Иоанне Молчальнике, который тогда оставил безмолвие и словом уст своих, как мечом, поражал еретиков, посекая и истребляя хульные учения Оригена. Об этом-то испытании, долженствовавшем постичь лавру, и было предсказано Иоанну преподобным Саввою в видении: ибо немалое гонение от еретиков было на лавру, так что даже многие из отцов-подвижников, заразившись еретическими учениями, впадали в сомнение и колебались умом. Вот ради чего благоизволил Бог, чтобы Иоанн здравствовал в лавре той, к утешению малодушных и укреплению немощных. В то время пришел к нему из Скифопольского округа Кирилл, который впоследствии описал житие его. Кирилл повествует о себе самом так:
     — Когда я хотел оставить дом мой и идти к святому граду Иерусалиму, чтобы там в каком-либо монастыре восприять иноческое житие, христолюбивая мать моя заповедала мне, чтобы без совета и повеления блаженного Иоанна не начинал я никаких дел для спасения души моей, «чтобы не поддаться тебе как-нибудь, — сказала она, — ереси Оригена и не пасть в начале подвига твоего». Достигнув Иерусалима, я пришел в лавру святого Саввы, поклонился достоблаженному Иоанну, открыл ему мысль мою и просил у него полезного совета. Он сказал мне:
     — Если хочешь спастись, иди в монастырь великого Евфимия.
     Отошел я от него и, как юный и неразумный, не послушал повеления его, но, достигнув Иордана, вошел в монастырь, называемый Арундинитский (тростный). Путь мой не был благоприятным; я впал в тяжкую болезнь, овладели мною скорбь и тоска о том, что я — странник и немощен телом. Тогда явился мне во сне преподобный Иоанн и сказал:
     — Так как ты ослушался меня, то и наказан этою болезнью. Теперь встань и иди в Иерихон28; там в странноприимном доме аввы Евфимия найдешь некоего старого инока, следуй за ним в монастырь Евфимия — и спасешься.
     Тотчас пробудившись, я почувствовал себя вполне здоровым и пошел, по повелению святого отца, в Иерихон. Там нашел, как он и сказал мне, инока старого, добродетельного и благоразумного, который привел меня в монастырь Евфимия великого, где я поселился. Часто приходил я и в лавру святого Саввы к преподобному Иоанну и получал от него великую пользу душе моей. Раз я был смущен и обременен помыслами сатанинскими, но когда исповедал их преподобному, то молитвами его святыми немедленно получил облегчение, и мир возвратился в сердце мое.
     Так поведал о себе инок Кирилл. Сего-то Кирилла преподобный Иоанн посылал в лавру Сукийскую с книгами к преподобному Кириаку отшельнику29.
     Однажды Кирилл сидел у оконца келии преподобного Иоанна. И вот пришел некий человек, именем Георгий, ведя сына своего, мучимого бесом, поверг его перед оконцем и сам отошел. Святой Иоанн познал, что лежащий и плачущий отрок одержим духом нечистым; движимый милосердием, он сотворил молитву и помазал его святым елеем, и тотчас дух нечистый оставил отрока, и он с того часа стал здоров.
     Авва Евстафий, подвизавшийся после Сергия в пещере преподобного Саввы, муж духовный и благочестивый, поведал о себе:
     — Некогда нашел на меня дух хулы и весьма смущал меня помыслами хульными на Бога и божественное, и был я в великой скорби. Пришел я к блаженному Иоанну Молчальнику, рассказал ему беду мою и прибег к помощи святых его молитв. Иоанн помолился обо мне Богу и потом сказал мне: «Благословен Бог, чадо мое! Помысел хульный уже не приблизится более к тебе». Слова старца исполнились, ибо с того времени я не испытывал в себе помысла хульного.
     Некая женщина родом из Каппадокии30, по имени Василина, диакониса31 святой Константинопольской церкви, пришла в Иерусалим с племянником своим, человеком знатным. Это был муж поистине добродетельный, хотя держался неправомыслия Севера32 и потому не находился в общении со святой Кафолической Церковью. Благочестивая диаконисса прилагала много стараний, чтобы обратить его к благоверию и присоединить к Святой Церкви, и усердно просила каждого из святых отцов помолиться о нем Богу. Услышав о святом Иоанне, она пожелала и ему поклониться, когда же узнала, что женщины не входят в лавру, призвала Феодора, ученика Иоанна, и просила его, чтобы он пришедшего с нею человека отвел к святому старцу. Она веровала, что Бог молитвами Иоанна смягчит жестокосердие неправомыслящего и сотворит его достойным общения с Кафолическою Церковью. Феодор взял поврежденного ересью мужа, пришел с ним к старцу, поклонился по обычаю и сказал:
     — Благослови нас, отче!
     Тогда старец сказал ученику:
     — Тебя благословлю, но пришедшему с тобою нет благословения.
     — Нет, отче, — возразил ученик, — обоих нас благослови.
     Старец отвечал:
     — Нет, не благословлю другого, пока не отречется он от злого еретического мудрования и не пообещает присоединиться к Кафолической Церкви.
     Неправомыслящий подивился благодатному прозрению старца; чудо это произвело в нем перемену, и он действительно обещался присоединиться к правоверным. Тогда старец благословил его, боговдохновенными своими наставлениями разрешил все сердечные сомнения его, приобщил его Пречистых Тайн и отпустил его с миром, обратив к правоверию. Узнав о сем, благочестивая диаконисса Василина прониклась еще сильнейшим желанием видеть своими очами святого старца. Она задумала надеть мужеские одежды, прийти к нему в лавру и исповедать свои помышления. Извещенный ангелом о намерении Василины, старец послал к ней сказать:
     — Знай, что если и так прийдешь ко мне, как задумала, — все же не увидишь меня; поэтому не трудись, но оставайся на месте, где теперь находишься, я же явлюсь тебе в сновидении, выслушаю, что ты хочешь сказать мне, и сам скажу, что Бог укажет мне возвестить тебе.
     Ужаснулась диаконисса такой прозорливости преподобного Иоанна, что он издалека провидит помышления человеческие, и осталась, ожидая явления его. В одну из ночей явился ей в сновидении преподобный и сказал:
     — Вот Бог посылает меня к тебе, скажи же мне, чего ты хочешь?
     Она исповедала ему помышления свои и приняла от него подобающее врачевание душевное. Преподав ей наставление, преподобный стал невидим, а Василина, пробудившись, воздала благодарение Богу.
     Место, где стояла келия преподобного, было каменисто и сухо, жесткость почвы, совершенно лишенной влаги, не позволяла там расти ни дереву, ни траве. Однажды преподобный взял семя смоковное33 и сказал ученикам своим Феодору и Иоанну.
     — Слушайте меня, чада, если, по благодати Божией, семя это даст ростки на сем твердом камне, пустит ветви и принесет плод, то знайте, что Бог дарует мне место упокоения в Царствии Небесном.
     Сказав сие, он посадил семя на камне близ келии своей. Бог же, по изволению Коего процвел сухой жезл Аарона, дал влагу твердому камню и семени смоковному — произрастение, дабы показать, какую имеет у Него благодать верный раб Его. Из земли выросла смоковница и, понемногу поднимаясь, достигла даже до кровли келии, потом и всю келию покрыла ветвями своими, и со временем принесла плод — три смоквы. Сняв их, старец со слезами благодарил Бога, облобызал и вкусил их с учениками. По вкушении смокв тех, начал он приготовляться к кончине, уже будучи в глубокой старости34. Прожив всех лет жизни своей сто четыре, он скончался35 о господе Спасителе нашем, Ему же слава во веки. Аминь.

Тропарь преподобному Иоанну Безмолвнику
Тропарь, глас 8:
      В тебе, отче, известно спасеся еже по образу приим бо крест последовал еси Христу, и дея учил еси презирати убо плоть, приходит бо: прилежати же о души, вещи безсмертней: тем же и со Ангелы срадуется, преподобне Иоанне, дух твой.

Кондак, глас 2:
      Чистотою душевною Божественно вооружився, и непристанныя молитвы яко копие вручив крепко, пробол еси бесовская ополчения Иоанне, моли непрестанно о всех нас.

Величание
      Ублажаем тя, преподобне отче Иоанне, и чтем святую память твою, наставниче монахов и собеседниче Ангелов.

      Прим.
  • 1 Молчальниками или безмолвниками назывались преподобные мужи, давшие и исполнившие обет добровольного безмолвия. Из строгих хранителей безмолвия, кроме преподобного Иоанна, известен еще преподобный Исихий, основатель афонского скита исихитов, безмолвствовавший в течение 12 лет (память его празднуется 3/16 октября). О важности подвига словесного воздержания см. Мф 1,36; Еф 4,29; 5,3—4; Иак 3,2 и др.^
  • 2 Армения — область, находящаяся к западу от Малоазийского полуострова, к югу от Иверии, или Кавказа, к северу от Тигра и Евфрата. Никополь — один из главных городов Армении.^
  • 3 Маркиан — восточно-римский император, царствовал с 460 по 467 г. Следовательно, Иоанн родился в 464 г.^
  • 4 Колония — город в Римской Армении.^
  • 5 Севастия — главный город Армении, находившийся недалеко от истоков реки Галиса.^
  • 6 Быт 3,7—11. Сознание наготы явилось у Адама следствием грехопадения; потомкам Адама оно служит вместе с тем напоминанием о грехе праотца и о печальных последствиях этого греха для всего человечества.^
  • 7 Зенон — греческий император, царствовал с 474 по 491 г.; Анастасий — с 491 по 527 г.^
  • 8 Юстиниан Великий царствовал с 527 по 565 г.^
  • 9 Речь идет о существовавшем в древности праве преследуемых и осужденных искать убежища в церквах.^
  • 10 Евфимий — патриарх Константинопольский с 490 по 496 г.^
  • 11 Лавра преподобного Саввы освященного, память коего празднуется 5/18 декабря, находилась в 12 верстах на восток от Иерусалима.^
  • 12 Саллюстий — патриарх Иерусалимский с 486 по 494 г.^
  • 13 У одной женщины из Сомана, оказывавшей гостеприимство пророку Елисею, умер сын. Пораженная горем, она отправилась к пророку на гору Кармил. Увидав ее издали, Елисей послал слугу своего Гиезия встретить ее и спросить о здоровье мужа и детей. Когда она подошла, и, не говоря ни слова, в великой скорби упала к ногам Елисея, а Гиезий хотел отстранить ее, — Елисей обратился к нему с приведенными выше словами, показывавшими, что пророк видел скорбь женщины, но не знал о причине ее.^
  • 14 Киновиями — называются общежительные монастыри, в которых братия не только стол, но и одежду и т. п. получают от монастыря по распоряжению настоятеля, а со своей стороны весь свой труд и его плоды представляют обязательно на общую потребу монастыря. Жизнь в этих монастырях не так трудна, как жизнь в пустыне, связанная с полным отречением от всяких удобств.^
  • 15 С 494 по 517 г.^
  • 16 Скифопаль — город лежавший в 620 стадиях от Иерусалима. В то время он был в цветущем состоянии и назывался Воротами рая, городом пальм и маслин. Теперь это — бедная деревня среди бесплодной пустыни.^
  • 17 Иудейская пустыня, в которой спасался Иоанн, разделялась на несколько частей. Внутренняя часть ее у северо-западных берегов Мертвого моря называлась Рува.^
  • 18 Мелагрия — малоизвестное пустынное растение Палестины горьковатого вкуса.^
  • 19 Дан 14,39. Пророку Аввакуму было повеление от Бога — доставить пишу Даниилу, томившемуся во рве львином. Аввакум был чудесно перенесен для сего ангелом из Иудеи в Вавилон и подобным же образом возвращен в Иудею.^
  • 20 Поприще — немного более нашей версты.^
  • 21 Сарацинами обыкновенно называются арабские разбойнические племена, кочующие в Аравии. Иногда же этим именем означаются все вообще мусульманские народы.^
  • 22 Аравия занимает обширный юго-западный полуостров Азии, омываемый водами Персидского залива.^
  • 23 Аскалон — палестинский город с гаванью, лежавший на Восточном берегу Средиземного моря, в 520 стадиях от Иерусалима.^
  • 24 Авва — отец; это наименование присваивалось преимущественно начальникам монастырей.^
  • 25 Преподобный Савва преставился в 532 г.^
  • 26 Вифлеем — город, в котором, родился Иисус Христос, к югу от Иерусалима.^
  • 27 Ливиада — местность на восток от Иордана.^
  • 28 Иерихон — один из самых древних городов Палестины — находился на расстоянии 6 часов пути от Иерусалима, на западном берегу Иордана.^
  • 29 Преподобный Кириак Палестинский, отшельник (556 г.). Память его празднуется 29 сентября/12 октября. — Лавра Сукийская (по сирскому наименованию, а по-гречески — Старая Лавра) была основана преп. Харитоном в первой половине IV в., и находилась в дикой отдаленной местности, в пустыне Иудейской.^
  • 30 Каппадокия — самая восточная провинция Малой Азии, родина великих отцов и учителей церкви: Григория Назианзина, друга его Василия Великого и Григория Чудотворца, епископа Неокесарийского.^
  • 31 Диаконисса — с греческого языка; служительница. Так назывался особый род служебных лиц в церкви, учреждение которых восходит ко временам апостольским (Рим 16,1; 1 Тим 5,3—10). На должность диаконисс избирались пожилые (не моложе 40 лет) девственницы или вдовы. Обязанностями их было наставлять обращающихся жен и девиц, как они должны держать себя во время крещения, прислуживать епископу при их крещении и вместо него совершать помазание других частей тела, кроме чела, и т. д., наблюдать за порядком и благочинием среди женщин во время богослужения, посещать больных, бедствующих, заключенных в темницы, служить исповедникам и мученикам, содержимым под стражей, помогать неимущим и т.п. При Константинопольской церкви полагалось до 40 диаконисс. Относительно диаконисc есть несколько канонических правил, а именно: IV Вселенского Собора правило 15, VI правило 14 и св. Василия Великого правило 44.^
  • 32 Север — патриарх Антиохийский с 512 по 618 гг. — один из умеренных представителей монофизитской ереси, признававший во Христе только одну природу Божественную, которая будто бы совершенно поглотила в Нем человеческое естество. Но Север, настаивая на единой природе Христа, допускал, однако, в ней различие свойств божеских и человеческих и признавал, что плоть Христова до воскресения была подобна нашей, тленной.^
  • 33 Смоковница — очень распространенное в Иудее дерево, с широкими листьями, дававшее очень вкусные плоды — смоквы.^
  • 34 Преп. Иоанн Молчальник скончался в 558 г. Мощи его, как бы живого, видел русский паломник игумен Даниил в монастыре Саввы Освященного в начале XII в.^
  • 35 Когда святой достиг глубокой старости, ученик его отворил келию, чтобы служить ему. «Тогда я, — повествует он, — вошедши к нему и видя страшное чудо с растением, внимательно обдумывал, как оно укоренилось, и нет ли трещины в камне, но не мог ее найти, так что в удивлении сказал: О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! (Рим 11,33), ибо долгое время живущие в лавре знают, что ни на открытом, ни на закрытом месте не растет смоковница или какое-либо другое дерево, по причине большего жара и сухости воздуха лавры. Если кто укажет на деревья малой киновии лавры, что при дороге, тот да знает, что они суть дело молитвы блаженного Саввы, нашедшего глубокую землю и обильные воды зимнего потока, равно и дело отцов киновии, доныне во всю зиму напояющих эти деревья водою из потока; притом многие старались над деревьями у потока, где была глубокая земля и, напояя их в продолжении целой зимы, едва в год могли получить произрастание по причине сухости и большого жара».^


  • Свт. Димитрий Ростовский

    Православный календарь

    Октябрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    28 29 30 1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30 31 1

    События календаря

    Нет событий

    Обсуждение на форуме


    Статистика:Каталоги:Рекомендуем:
    Яндекс.Метрика
    Яндекс цитирования HD TRACKER - фильмы DVD, кино, HDTV, Blu-Ray, HD DVD, скачать, torrent, торрент
    Все материалы публикуются исключительно с разрешения правообладателей. ©   | Поддержка сайта - Дизайн студия КДК-Лабс 2005-2011 гг.